Яндекс.Метрика

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ПСИХОАНАЛИЗА
Каждый слышит то, что понимает. Гете Трудных наук нет, есть только трудные изложения. А.И. Герцен. Часть учебно-методических материалов сайта, в том числе электронная библиотека, доступны только заказчикам работ по анализу данных для кандидатских и докторских диссертаций, а также слушателям системы дистанционного обучения и консультаций. Запрос на выполнение анализа данных, обучение и консультации направляйте на мэйл
E-Mail редактора БИОМЕТРИКИ
Дисперсия жизни...
;Регистрационный код (если есть) 
; Открывать в новом окне?  ;Имя нового окна 
; Разрешение (1-8)  ; Скорость смены (1-255)  ; Задержка (миллисекунд)  ; Смена рисунков со спецэффектами ("YES" или "NO")  ;Произвольный рисунок поверх апплета  ;X смещение наложенного рисунка  ;Y смещение наложенного рисунка  ;Задержка освобождения памяти  ;Приоритет задачи (1..10)  ; Мин. время синхр. кадра (мс); Sorry, your browser doesn't support Java ; Сообщение для браузеров без поддержки Java (tm) 

Кликните по фотографии,
и вы сможете ...

СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДАННЫХ ДЛЯ ДИССЕРТАНТОВ

Центр БИОСТАТИСТИКА выполняет работы по статистическому анализу экспериментальных данных уже более 30 лет. В его составе исследователи России, США, Израиля, Англии, Канады и других стран. Услугами Центра пользуются, как правило, аспиранты и докторанты в области биологии и медицины. Стандартные сроки анализа данных: для статей и докладов - 5-10 дней, для кандидатских диссертаций 1 месяц, для докторских диссертаций 2 месяца. (См. далее)

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ПСИХОАНАЛИЗА

                             Зорин Н.А.                         
(Опубликована, в частности,  в Независимом психиатрическом журнале III, 1996 с. 66-71)

После многолетнего отсутствия психоанализа в культурном, научном и медицинском пространствах русской жизни, он снова выходит на сцену. Этот выход нуждается в комментарии.
Цель такого комментария - не заниматься  рассмотрением психоаналитических  теорий, это уже хорошо проработанный вопрос, а попытка осмыслить те социальные последствия, которые ожидают общество вообще и медицину в частности, в результате нового Прихода психоанализа в Россию.
Подступиться к теме психоанализа не просто. Как это не покажется парадоксальным, но публика, которая  недавно торжественно называлась « новая историческая общность - Советский Народ », никакую правду о западной жизни знать не хочет, как прежде не хотела знать о западном благополучии.  Даже умные и образованные люди предпочитают восторги неведения .

Судить о западной психиатрии, и особенно о психоанализе только по их публикациям - то же самое, что судить о « советских достижениях » по публикациям советской пропагандистской литературы. Это не очевидно, и становится ясным только после периода работы внутри самой этой системы. Автор этих строк имеет такой трехлетний « французский опыт », полученный в самой гуще психоаналитического сообщества лакановской ориентации .

« Зачем мне куда-то уезжать, мне и здесь плохо », - прозорливо  говорил один латышский поэт. И был прав.  Возможность посмотреть на психоаналитическую практику   « с кушетки » развеяла бы иллюзии у многих.

Можно утверждать, что западный теоретический « книжный » психоанализ имеет мало общего, а порой и вовсе ничего с его повседневной практикой, едва ли не в большей степени, чем это было с официальной советской психиатрией .

Миф  плюрализма.

      Одним из мифов посткоммунистических стран является миф о плюрализме западной психиатрии, внутри которого психоанализ  олицетворяет все «антитоталитарное», «освободительно-демократическое», «личностно-гуманистическое» и пр. и пр. .

      После многолетнего психиатрического монотеизма советского периода, многообразие теоретических воззрений французской психиатрии, отраженное в профессиональных журналах, выглядит причудливым калейдоскопом.
Однако, то, что на первый взгляд выглядит плюрализмом, не является таковым в обычном нашем понимании, то есть многообразием подходов одного врача, его интересом или хотя бы теоретической толерантностью к различным взглядам и т.п. 

Вскоре выясняется, что разнообразие носит отчетливо сектантский характер. Все профессиональное сообщество поделено на группы, исповедующие какое-то одно направление и, что важно, не только не желающие знать другие подходы, но, в лучшем случае, равнодушно-снисходительно относящиеся к иным взглядам, а, нередко, агрессивно-нетерпимо воспринимающие все « чужеродное ».

Психоаналитическая  идеология
     
Слово « идеология » неоднократно будет упоминается в этом тексте. Действительно, психоанализ обнаруживает все качества партийной идеологии, а само движение несет клеймо партийной дисциплины. Сегодня ему смело можно возвратить все упреки самого Фрейда, высказанные им в отношении работ марксизма, которые, по словам Мэтра, « ...заменили Библию и Коран ». Психоанализ и коммунизм во всех его проявлениях, едва ли не с момента своего возникновения, обнаружили взаимный тропизм:  фрейдо-марксизм советского периода, партийные чистки с « отлучением от церкви » бывших сторонников, создание « тайного комитета » из пяти членов, призванного следить за « чистотой веры » , враждующие (до публичных мордобитий) партийные фракции лаканистов, их обязательные изнурительные « партсобрания » с жестким контролем посещаемости, сама политическая ориентация французских психоаналитиков (маоизм, троцкизм, коммунизм) .

А лаканистические « картели », на которых, сакрально, преимущественно по ночам, трое под руководством четвертого, толкуют труды обоих Мэтров, заставляют вспомнить « Бесов » Достоевского.

      Автор этих строк, не раз был свидетелем того, как за « неправильное поведение »: отказ от условий принудительного анализа с навязыванием кандидатуры аналитика, нерегулярное посещение лакановских партсобраний, « неудобные » теоретические вопросы (как и Советская Власть, лаканисты требуют не просто партийного конформизма, но восторженного поклонения),и  пр. происходило отлучение «неверных» от различных, даже враждующих, лакановских группировок, например путем прерывания контрактов о работе с последующим бойкотом « прокаженного ». При этом иногда прямо говорилось, что работа будет предоставлена, если послушно « лечь на кушетку » к одному из указываемых аналитиков...

Интересно, что наибольшим конформизмом во Франции среди русских отличались  именно бывшие коммунисты и комсомольские лидеры. Им эти правила игры были хорошо знакомы. Но, поскольку, лаканистические группы, по окончании обучения и прохождения анализа из соображений тотального контроля, не выдавали никаких удостоверений, (сравни с отсутствием паспортов у сельских жителей в сталинскую эпоху), вскоре почти все русские перешли в IPA (Международная Психоаналитическая Ассоциация), которая сертифицирует своих адептов. Ее можно смело назвать « психоанализом с человеческим лицом!».

А каким знакомым ветром веет от этой цитаты:  « Наши американские коллеги скажут вам, что Лакан уже умер (в 1981 г.) и что они - будущее психоанализа. Это неверно. Они хорошо знают, что психоанализ живет на Западе лишь там, где Лакан обновил его учение и практику. В Соединенных Штатах он захирел, тогда как в латинских странах - процветает » .

Психоанализ превратившись в идеологию, присвоил себе все философские и научные рассуждения о бессознательном и всем, что с ним связано, то есть поступил точно так же, как когда-то советская власть поступила с общечеловеческими ценностями и добродетелями, объявив их своими достижениями. Естественно, что при таком положении критиковать советскую власть (или психоанализ), означает критиковать то, что так дорого любому гражданину: Свободу, Равенство, Братство, и пр.  И наоборот, говорить об Идеалах, значит говорить о советских (или психоаналитических) достижениях.
Точно так же - говорить о бессознательном, значит говорить о психоанализе, прежде всего Фрейде и в той или иной степени, о Лакане (французский вариант).  

Можно было бы написать работу под названием: « История психоанализа, как история его мифологического вырождения ».  Это явление подверглось исторической мифологизации, процессу, который подобен мумификации формы, внутри которой ждет своего часа вирус-миф, готовый всегда переселиться в другую мифологическую оболочку  (« Фрейд умер, но дело его живет!»...). Мифологизация какого-либо явления, есть свидетельство того, что это явление поставлено на службу идеологии, которая, есть способ удерживать власть (resp. Деньги).

 Один парижский психоаналитик уверял меня, что ПА в Америке возник и развивался вначале из «  идеологических соображений, а не из-за денег ». Я же идеологию от денег не только не отделяю, но напротив, органически с ними объединяю. Перефразируя широко известное в моей стране стихотворение В.В.Маяковского, (« Мы говорим: « Ленин », подразумеваем — « Партия »...) — прекрасный пример соссюровского учения об означаемых и означающих. Можно сказать: « Мы говорим « Власть », подразумеваем « Деньги », Мы говорим « Деньги », подразумеваем « Власть ».

Трансформация медицинской  практики и системы здравоохранения

     Психоанализ глубоко проник в сознание масс на Западе, сформировав особую ментальность и, как следствие, Рынок психоаналитических услуг - процесс, начало которого наблюдается сейчас и в нашей стране. Это совсем небезобидное явление, способное коренным образом переменить не только сознание, но и структуру медицинской помощи, что и наблюдается, в частности, во Франции. В качестве краткого примера: французская детская психиатрия, принявшая американские идеи, на протяжении жизни всего одного поколения, сделалась почти полностью психоаналитически ориентированной, совершенно утратив клинический характер. Процесс этот зашел так глубоко и происходил так быстро , что заставил многих ортодоксальных психиатров просто покинуть детскую психиатрию, превратившуюся в разновидность социо-педагогической институции, из которой практически изгнали медикаменты

Эти сведения получены мною из первых рук — от известного французского психиатра занимавшего высокий пост в Детской Психиатрической Ассоциации Франции, который был вынужден вообще оставить детскую психиатрию из-за ее психоаналитической трансформации. Его имя я из соображений конфиденциальности не называю.

В клиниках для взрослых, в отделениях которыми управляют психоаналитики, наблюдается « методологическое расщепление », когда больного разбирают с психоаналитических позиций, назначая затем медикаментозное лечение (в котором, по большей части, разбираются плохо). И хотя в последнее время появилось много работ пытающихся подвести под этот феномен теоретический базис, это смешение жанров, несомненно, заставляет Отца психоанализа переворачиваться в гробу. Однако это обстоятельство не очень волнует его нынешних последователей, они, как проговаривается биограф Фрейда  Р. Дадун, уже отхватили « этот лакомый кусок » — психоанализ (с.252).
Психиатрия — лишь малая часть психоаналитического поля « вспахиваемого » лаканистами.     
Психоанализ, со времен Фрейда порывавшийся порвать с медициной, после прихода Лакана (сам-то он был психиатр), осуществив на практике фрейдовскую мечту, превратился во Франции в парамедицинское и псевдоинтеллектуальное занятие, сначала для   психологов и философов, затем, лингвистов и журналистов и, наконец, домохозяек (смело можно было бы предложить лозунг о том, что во Франции скоро каждая кухарка будет проводить психоанализ).

      Впечатляющий эпизод из французской жизни: дама аналитик, по образованию недоучившийся лингвист, опаздывая на сеанс к своей клиентке, восклицает: « Если она мне сейчас выскажет претензии, я ее спрошу: «У Вас что, были неприятности в отношениях с вашей мамой? ».
Сделавшись « достоянием масс » психоанализ, который и раньше рекрутировал в свои ряды не самых здоровых людей (см. его историю), пополнился изрядным количеством перверзных и по-иному патологических или примитивных личностей, которым уже не чинило препятствий сколь - либо ответственное профессиональное сообщество и которым аналитическая практика позволяла вымещать их собственные комплексы на анализируемых, нередко принося прямой вред (например, случаи суицидов у анализируемых, при нераспознанных депрессиях) *. Это — неизбежная плата за столь желанную Фрейдом «демедикализацию » психоанализа.   

Сказанное, однако, не означает, что больше нет настоящих ученых, плодотворно разрабатывающих некоторые идеи психоанализа, но как реальная практика, он производит удручающее впечатление.  Упомянутая « демедикализация »  психоанализа, вопреки всем заветам Отца, до сих пор является одним из камней преткновения в споре о статусе психоаналитика между IPA и лакановскими группками.
Произошла утрата естественно-научного взгляда на психическую патологию, и, одновременно, вульгаризация идей психоанализа (расплата за их популяризацию) переживающего сейчас кризис на Западе, и побуждающего сейчас искать себе новых адептов в других странах, в частности, в России.
     
Трансформация морали и её социальные последствия
     
Нашумевшие судебные процессы, происходившие в США над родственниками пациентов « вспомнивших » во время психоаналитически-ориентированных сеансов терапии, о « гнусных инцестуальных намерениях » своих несчастных родителей, будто бы испортивших им всю дальнейшую жизнь, уже показали всему миру реальную опасность распространения психоаналитической идеологии, способной изменять не только представления морали, но и судебную практику. Франция, которая постоянно высмеивает « американскую глупость » во всех ее проявлениях, сама того не заметив, уже пала ее жертвой, « наступив на те же грабли ».

Психоаналитическая направленность терапевтической практики французской детской психиатрии, в сочетании с французским законодательством уже породили  интересное социальное явление. Одна из статей Кодекса, касающаяся защиты прав детей, предписывает всем, кто стал свидетелем надругательств над ребенком (будь то насилие или сексуальные притязания), сообщать об этом властям. Тот же, кто уклонился от такого сообщения, сам становится объектом судебного преследования.
Нашим соотечественникам не надо объяснять к чему приводит наличие в Кодексе статьи « за недонос »... К такому же эффекту - превентивным и/или корыстным доносам привела французских обывателей их « психоаналитическая реальность ».

      Незабываемое зрелище — картинные метания медбрата между медицинским начальством дневного стационара, происходившие из « страха за свою судьбу », так  как ребенок из его группы был в результате  психоаналитического расследования, « уличен » в ничем еще объективно не подтвержденном « гомосексуальном инцесте », а властям, (в результате возражений врача — автора этой статьи) еще ничего не было сообщено!... Справедливости ради надо сказать, что аффективная зараженность этого эпизода объяснялась  не столько реальной « опасностью », сколько национальными особенностями французского характера, метко подмеченными самим З.Фрейдом у парижан: « Это народ  психических эпидемий и массовых истерических конвульсий » .

Мне также суждено было наблюдать, как мать одного из детей, обычно уклонявшаяся от контактов с работниками дневного стационара, в панике прибежала искать у них защиты от соседа, которому мешала спать всю ночь плакавшая (по причине болезненных страхов) дочь этой женщины, и который пригрозил сообщить властям свои подозрения о насилии над ребенком.

Страхи этой женщины были отнюдь не беспочвенны: после, нередко весьма формального, первичного разбирательства, по запутанным французским  бюрократическим инстанциям циркулирует уже только досье о случае. Подобные истории обычно кончаются, чрезмерно распространенной во Франции передачей ребенка в приемную семью..., что, на мой взгляд,  несомненно рассматривалось бы как злоупотребление психиатрией, затрагивай она чьи-либо экономические или политические интересы.

      Почвой для повсеместного « обнаружения  »  « сексуальных злоупотреблений», стал психоаналитический менталитет, сначала насаждаемый, а сегодня бесконечно тиражируемый средствами массовой информации и специальной литературой.
Здесь мы встречаемся с интересным феноменом создания проблем. Подобно предложению, которое порождает спрос, технология (здесь психоанализ), с неизбежностью рождает проблемы, которые она « призвана разрешать ».

В частности, психоанализ формирует в обществе новые границы  атрибуции ответственности и вины .  Можно говорить о психоаналитической трансформации сексуальной среды и, в частности, « эротического тела »  со своими специфическими запретами. Наиболее яркий пример - бесконечное тиражирование « проблемы  инцеста » с помощью mass media, что, безусловно, и превращает инцест — в проблему. Затем утверждается, что все проблемы, которые психоанализ сам создал, будто бы существуют сами по себе.

Только на протяжении января мес.1995 г., я посмотрел по французскому TV, два художественных фильма про инцест, один из которых глубокомысленно был аранжирован последующим выступлением реальной героини. 

Позднее, прекрасно понимая механизм я был, тем не менее, поражен, насколько некоторые мифологические идеи (в данном случае идея инцеста) способны захватить психику совершенно парализуя критическое мышление,  во время дискуссии с французским средним медперсоналом, обнаружившими не просто нежелание понять, но активное сопротивление пониманию того, что любые так называемые проблемы в социуме, задаются культуральными границами атрибуции вины и ответственности. Для них « проблема инцеста » существует всегда и везде. Не помогла даже ссылка на французский авторитет — М.Фуко, описавшего аналогичную ситуацию с « проблемой » детского онанизма. Интересно, что именно упомянутые фильмы приводились как доказательство существования « проблемы инцеста»...

Деньги, и психоанализ
     
      Вторжение денег. Вот еще одно, происходящее в нашей стране явление, которое неизбежно трансформирует не только экономику, но и ментальность.
Деньги - сильнейший семиологический мутаген. Будучи « встроены » в любую мифологическую систему, они неизбежно начинают означать самих себя, что проистекает из их природы  абстрактной эквивалентности всему .

Поэтому, с деньгами как со СПИД’ом, нужно быть очень осторожным, без « презерватива » никак нельзя.... Некоторые из таких « презервативов» в западном мире - контролируемость и легальность деньгообращения, предполагающая уплату налогов, честность банков, безналичные (т.е. контролируемые) расчеты и т.п.

Отсутствие перечисленного в бывшем СССР, например, грозит привести к тотальной моральной деградации и обнищанию масс.

Деньги могут служить чувствительным индикатором и квантификатором мифологичности какой-либо технологии.
Из общих соображений можно утверждать, что технология тем мифологичней, чем меньше ее неоплаченный потребителем эффект.

Включенные в семиологическую структуру лечебного мифа пациента, деньги в этом случае начинают означать « качество лечения »: чем дороже, тем « лучше ». 

Психоанализ, построенный как раз на расчетах наличными деньгами, признавая открыто, что без денег результата не будет (что сущая правда), во-первых, косвенно признается в собственной чистой мифологичности, во-вторых, открывает дорогу проникновению беспредельной безнравственности в сферу своей деятельности, так как идеологически пренебрегает « презервативами ».

Достаточно посмотреть на многочисленных адептов этого учения, особенно в странах нарождающегося капитала, где сам факт стремительной реинкарнации психоанализа, похороненного, будто бы советской властью, красноречиво говорит об органической связи этого явления с частной собственностью, Рынком, и социальным расслоением, а не с « отсутствием в русском обществе понятия Субъекта (suget) » (Автономова Н. 1994), « засильем материализма в лице павловского учения » (Домич З.1994), « бушевавшем в России сифилисом » в эпоху расцвета ПА в Европе, « соборностью русского сознания » , и прочими, вполне правдоподобными измышлениями об исчезновении ПА в советскую эпоху. Некоторые из них,  можно было бы назвать « объяснениями здравого смысла, отягощенного высшим образованием », в избытке продуцируемыми отечественными и западными интеллектуалами, загипнотизированными наукообразным покрывалом величайшего Мифа XX столетия.

Тому же свидетель — откровенный цинизм значительного числа западных психоаналитиков, сделавших психоанализ бизнесом, принявшим ныне международный размах. Прогрессивно теряющие клиентов в своей стране, под благовидным предлогом « распространения идей национального  психоанализа », они вывозят из разных стран « психоаналитических рабов ». Их « обучение » проходит путем принуждения их к « дидактическому » анализу на рыночных условия  страны пребывания, цинично пренебрегая « священными канонами » психоанализа, такими как желание проходить анализ, свободный выбор аналитика, достаточная, но не разорительная плата за анализ и т.п.

Эволюция и мутации технологий психоанализа.

     Научные воззрения, методы практики и технологии, помимо описанной Т. Куном, на примере научных революций, их внутренней динамики, подвержены еще и социальным деформациям политико-экономического происхождения.

Процесс этот может начаться также под действием средовых « мутагенов ». В приводимом ниже примере таким мутагеном являются деньги.

Мутация психоанализа произошла во Франции, по-видимому, в эпоху Жака Лакана. Анализ, уже давно и неустанно дрейфующий в сторону все большего обогащения его практикующих, получил в лице Лакана блестящего теоретика, который положил начало освобождению этой практики от остатков « химеры совести », что с успехом довершили его эпигоны.

Следуя традициям самого психоанализа « выражаться красиво » с бесконечным жонглированием греческими, латинскими и иностранными словами, это явление можно обозначить как « pulsion а la richesse »*.   Справочник по статистической генетике.

После провала известной идеи Фрейда о создании психоаналитических поликлиник для рабочих, эволюция теории психоанализа, происходила в сторону поиска объяснений отсутствия психоаналитического эффекта без денег. Психоаналитическая мысль много преуспела в этом вплоть до настоящего времени, уделив немало внимания « фекальным » объяснениям символической функции наличных денег, ненавязчиво призывая своих клиентов поделиться этим экскрементом со своим аналитиком .

Известно, что максимальное получение прибыли, есть ее получение в кратчайшие сроки. Мутация психоанализа завершилась именно в этом направлении. Не удивительно, что она коснулась самого фундаментального понятия, -  бессознательного. Произошла резкая трансформация Мифа. Лаканисты провозгласили сверхкороткий « псевдоментальный » сеанс « встреча-расставание », во время которого анализант просто быстро отдает аналитику деньги. Было объявлено, со многими мифологическими предосторожностями, что « бессознательное не имеет времени » и потому деньги можно отдавать очень быстро . Особенно интересно, что это правило  почему-то не распространялось на длительность самого курса анализа. И потому последний рекомендовался непременно очень длительный (в идеале, как известно, - бесконечный). Эта « нестыковка » еще не устранена в идеологическом пространстве мифа, но, надо думать, скоро будет исправлена.

Интересно, что неприятие лакановского анализа международной психоаналитической ассоциацией связана, прежде всего, с тем, что такая практика (псевдоментального сеанса), нарушает законы рыночной конкуренции профессионального сообщества. Маститый, или модный аналитик, лишая своих собратьев работы, попросту перетягивает всех пациентов себе, пропуская в единицу времени такое количество клиентов, которое при классическом, фрейдовском анализе он просто не в состоянии был бы « обслужить » .

Согласно теории, лакановский аналитик обрывая сеанс, « расставляет пунктуацию в речи клиента ». На деле, слишком часто « пунктуацию » расставляет подоспевший обед, или следующий клиент. Слишком часто приходилось наблюдать, сидя в очереди на сеанс, подозрительно одинаковую длительность « проявлений бессознательного » — 7 минут, что напоминало советскую поликлинику, а ко времени обеда все бессознательные процессы во Франции затухают...

Победное шествие психоанализа по миру лучше всего объясняется отнюдь не его эвристической, научной или иной ценностью приписываемой ему его адептами, но, прежде всего, его деньгообразующими свойствами. Практически он представляет собой сегодня не научный метод, не лечебную процедуру, или что-нибудь иное, но образ жизни определенного класса людей.

Из воспоминаний дамы - проходившей анализ у самого Лакана:  « Эти сеансы быль так дороги, безумно дороги! Поэтому, когда я выходила от него, чтобы утешится, я иногда покупала себе в бутике возле его дома какой-нибудь бриллиант »...

Что же касается стойкого к нему обывательского интереса, то последний, помимо неистребимого интереса людей к собственным психологическим проблемам, по-видимому, подпитывается его « разрешительным »  характером, позволившим « научно » и « интеллектуально » обсуждать те проблемы, которые прежде были достоянием пикантных анекдотов и разговоров в барделях.
Это не значит, что психоанализ бесполезен или вовсе не нужен. Как всякая мифологическая технология он действенен там, где в него верят. Более того, нужно специально подчеркнуть, что при целом ряде состояний, когда классическая психиатрия оказывается просто неадекватной предмету, психоанализ бывает весьма эффективен. Изложенные выше опасения по поводу его вирулентных свойств, о чем свидетельствуют и исторические факты его развития, имели целью предвидеть и по возможности предотвратить грядущие опасности распространения новой идеологии и указать надлежащее ему  место в системе социальных структур и нравственных ценностей общества. Тем более что на нашей земле западные ценности и их носители имеют свойство особенно уродливо преображаться: банки превращаются в места ограбления народа, предприятия — в места отмывания денег, конкурсы красоты — в передвижные бордели, эндокринологи — в психоаналитики, а сексологические отделения — в секс-шопы и т.д.  Уже нередко слово « психоанализ » мелькает в объявлениях об услугах, где вам обещают « вытрезвление, восстановление девственности и снятие сглаза ». Никакое специальное « западное » образование не убережет нас. Оно, скорее всего, лишь выдаст мандат на официальное одурачивание публики. Некоторые русские психоаналитические журналы (что и требовалось ожидать), уже органично включили в себя, как один из разделов... экстрасенсорику.

Психоанализу в сегодняшней России должно довольствоваться скромным местом возле кушетки нувориша с отягощенной совестью и подле его изнывающей от скуки подруги.

И что совершенно очевидно, психоанализ должен быть вовремя « отделен от государства », от академической науки, пока он не запустил руку в государственный карман , пользуясь невежеством чиновников, знающих о нем понаслышке из книг по его марксистской критике, ибо у нас как нигде, с небывалой легкостью институцианализируются парамедицинские и оккультные практики, а экстрасенсы и гуру, манипулируя властями, заседают в парламентах.

Психоанализ имеет давний тропизм к власти, как в силу своих неадекватных претензий на объяснение Мира, так и за счет своей идеологической природы, обнаруживающей себя на каждом шагу. Он давно интригует власть, начиная с первых советских аналитиков, которые создавали специальные психоаналитические дома-интернаты для детей « партийной элиты » КПСС. Он, как всякая идеология, берется на вооружение  спецслужбами. Еще со времен Наума Эйтингона, под крышей пушнинного бизнеса, снабжавшего Фрейда деньгами . В этой связи настораживает быстрое появление интереса к психоанализу некоторых медицинских учреждений, знаменитых прежде своей « идеологической чистотой », а ныне уже разославших своих эмиссаров  поучиться риторике « новой », сообразной историческому моменту, идеологии .  И уже началась борьба за сферы влияния с обвинений своих конкурентов в некомпетентности, отсутствии « западной » подготовки и недостаточной « чистоте  рядов ».     

      Критика психоанализа, по крайней мере, во Франции — небезопасное занятие. Предвижу, что может она стать небезопасной и у нас, где всем ныне предписано стать « демократами » и носителями « общечеловеческих ценностей », где в пламени прилюдно сжигавшихся партбилетов КПСС, принадлежащих психиатрическим функционерам, тиснёная голова Вождя на красной обложке на глазах трансформировалась в профиль дедушки Фрейда.


Читаю уважаемого мною коллегу: « Сегодняшнее трагически-больное состояние нашей страны среди здоровых цивилизованных (выделено мною, Н.З.) стран, живущих как бы в ином измерении, на иной, кажется, недосягаемой для нас красочной ступени развития..... », и понимаю, что миф о тамошней жизни силен.
Независимый Психиатрический Журнал, I, 1995; с.63.

Жак Лакан - « французский Фрейд ». 1901-1981гг. Создатель собственной оригинальной теории психоанализа, которую его последователи и он сам, считали « возвращением к Фрейду » (что более чем неочевидно).

Об этом см. Зорин Н.А. Кризис Клинической Психиатрии, Философские Науки
N°8  1989

Развенчание посткоммунистического мифа об « освободительной силе психоанализа противостоящего тоталитарным режимам » дано в блестящем предисловии А.М. Руткевича, к книге Роже Дадуна, ФРЕЙД, (АО « Х.Г.С. », М.:1994,).

5  Там же, с.234.

Там же. См. великолепное предисловие  А.Руткевича. 

   « ...особенно выразителен, до карикатурности, пример французских врачей-психиатров главным образом коммунистической ориентации, которые в период Освобождения осуждали психоанализ. осыпая его эпитетами, заимствованными из зловещего сталинского словаря, а спустя несколько лет стали « лидерами » в « этом самом » психоанализе, ставшем, как писал Фрейд о гипнозе, « главным оружием в их терапевтическом арсенале » - монополизированном и с выгодой используемым ». Там же (с. 254).

Жак-Ален Миллер, Париж, 19 июля 1992 г. Из предисловия к русскому изданию, Жак Лакан « Стадия зеркала » и другие тексты. Европейская Школа Психоанализа Ассоциации Фонда Фрейдовского Поля. EOLIA. 1992.

У Ролана Барта читаем: « Буржуазная (а мы добавим - любая Н.З.) идеология постоянно преобразует продукты истории в неизменные сущности. « ... » Ведь цель мифов это обездвижение мира. « .... » Мифы представляют собой постоянное и назойливое домогательство,  коварное и непреклонное требование, чтобы все люди узнавали себя в том вечном и тем не менее датированном образе, который был однажды создан, якобы на все времена. » (стр. 126 русс. изд. 243-244 стр. франц. изд.).

Как известно из термодинамики, быстро протекают только разрушительные процессы.

* Утверждения идеологов психоанализа о том, что обязательный дидактический анализ будто бы избавляет будущего аналитика от его собственных комплексов на практике не подтверждается. Подавляющее большинство из них даже не пытаются сколь-нибудь контролировать свои высказывания и поступки. Единственная черта, от которой они все избавлены (очевидно после дидактики)- сомнения в собственном праве манипулировать людьми.

11 Р.Дадун, « ФРЕЙД », АО « Х.Г.С. », М.1994, с. 64.

См. об этом подробнее: Тхостов А.Ш. ТОПОЛОГИЯ СУБЪЕКТА (ОПЫТ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ). Вестн. Моск. Ун-та. сер.14, психология. 1994. N°2. с.3 - 12. (1-ая часть.  N°3 с.3 - 12. (2-ая часть

Объем статьи, к сожалению, не позволяет нам подробно останавливаться, на этом, безусловно требующим разъяснения, предмете. О семиологической структуре Мифа см. Ролан Барт, Миф Сегодня. Избранные Работы. Семиотика, Поэтика. М.: Прогресс 1989.

Приведенные здесь примеры взяты мною из дискуссии по поводу исчезновения психоанализа в СССР, проходившей в Париже в 1994 году, (в скобках указаны авторы высказываний), материалы которой не публиковались, а также из работ некоторых советских авторов. (цитаты даны в кавычках ). 

Т.Кун, Структура научных революций. М.: 1977

* Влечение к богатству, Фр.

Ilana Reiss-Schimmel,  La Psychanalyse et l’argent , Editions Odile Jacob, Novembre 1993

  Колетт Солер, Стандарты и нестандарты. О предварительных беседах, контроле и длительности сеансов,  « Иной » - Психоаналитический Альманах, Санкт-Петербург. 1993 с.

Это наблюдение, вынесенное из бесед с парижской нелакановской психоаналитической  элитой, сообщено мне А.Ш.Тхостовым.

Например Журнал Архетип.

Эти настроения уже витают в воздухе. На Съезде Российского Общества Психиатров, в ноябре 1996, на Круглом столе посвященном вопросам психиатрического образования, уже всерьез звучали предложения о введении преподавания психоанализа, с наивной верой в возможность его « продуктивного слияния » с клинической психиатрией.

Нельзя отрицать, что теоретический психоанализ в свое время обогатил и психиатрию, но в данной работе речь идет о практической стороне дела. Нужно преподавать историю психоанализа, с параллельной его демифологизацией, чтобы не впадать в заблуждения по поводу его ценностей и возможностей. А прокормиться он прекрасно может за свой собственный счет.

Французскому психоанализу( и не только ему) нередко удавалось успешно сделать себе рекламу за государственный счет, (например, в других странах, под актуальным предлогом « распространения французского языка и культуры », а деньги полученные от прибыли, положить в частный карман аналитиков.

Такие же попытки, уже совершенно карикатурного вида, уже можно наблюдать  и у нас. Одна неувядающая дама, близкая к «властьпредержащим» сумела создать нечто, названное «детским психоаналитическим институтом» (грядут ещё и Академии), только на том основании, что во Франции то ли видела, то ли слышала одного из патриархов детского психоанализа, очевидно передавшего ей «эзотерическое знание» экстрасенсорным путем...


Эткинд А., Эрос невозможного (История русского психоанализа)

Институт им.В.П.Сербского

 

Дистантное обучение биостатистике с помощью IP-телефонии. Информация о специализированных курсах и семинарах по прикладной биостатистике для студентов, аспирантов, докторантов и научных сотрудников НИИ и вузов работающих в области биологии, медицины, социологии, психологии и т.д. (См. далее)

Отзывы по дистантному обучению статистике

 

 


1997 - 2017.© Василий Леонов
Возврат на главную страницу.
Возврат в КУНСТКАМЕРУ.

Т. Кун "Структура научных революций"