Яндекс.Метрика Остепенившаяся власть
Каждый слышит то, что понимает. Гете Трудных наук нет, есть только трудные изложения. А.И. Герцен. Часть материалов сайта доступна только подписчикам. На период подписки они имеют возможность оперативной консультации по статистическому анализу биомедицинских данных. Запрос на подписку направляйте редактору БИОМЕТРИКИ.
Остепенившаяся власть

Иосиф Гальперин, "Новые Известия"
10 января 1998 года

    Растет и ширится, как и уровень жизни, интеллектуальный уровень нашей элиты. Но раньше каждый претендент на вхождение в нее должен был сначала пройти Академию общественных наук, стать кандидатом, допустим, марксизмоведения, а потом уже секретарем обкома КПСС по идеологии. Теперь умные люди сначала становятся начальниками, а потом, пока не сняли, — остепененными учеными. 

Невидимые миру светила

    9 июня 1993 года стал доктором технических наук первый вице-премьер Олег Сосковец. 25 апреля 1995 года Иван Рыбкин защитил докторскую по теме «Становление и развитие парламентаризма в России», будучи, естественно, на тот момент руководителем  российского парламента. Александр Руцкой только недавно, казалось бы, избран курским губернатором, но настолько вжился в проблемы области, что успел защитить кандидатскую по курской сельской экономике, хотя раньше казалось, будто ему ближе авиация и борьба с коррупцией. Зато у Владимира Ресина было больше времени вникнуть в проблемы московских строек, что позволило первому заместителю председателя правительства Москвы получить докторскую степень именно по этой теме. 
    Характернее всего научное восхождение Егора Строева. В 1991 году, будучи секретарем ЦК КПСС по сельскому хозяйству, он получил степень кандидата экономических наук на основе не специальной работы, а собственного доклада, прочитанного в партшколе. Затем в сентябре 1994 года, после временного руководства плодовым НИИ став орловским губернатором, Егор Семенович защитил докторскую по методологии и практике аграрной реформы. В отличие от него секретарь нынешней компартии не стал прятать идеологию в кусты. Лидер думской фракции КПРФ Геннадий Зюганов защитил в МГУ докторскую по социально-политическим изменениям современной России. А писал он свою работу в РАУ-Корпорации, которой руководит беспартийный Алексей Подберезкин, ставший через несколько месяцев после защиты членом фракции шефа. 
        Что же получается: у всех этих зрелых руководителей остается больше времени на науку, чем у «мальчиков в коротких штанишках», которых эти государственно-ученые мужи презрительно именовали «завлабами»? Ведь вспомним, что Григорий Явлинский, Анатолий Чубайс и Михаил Задорнов так и не дошли до докторских степеней в экономике, оставшись, как и до выхода на политическую арену, кандидатами наук. Вот и приходится им до сих пор суетиться в практической экономике. Как и первому назвавшему их «завлабами» кандидату технических наук Виктору Черномырдину... 

        Галина Старовойтова, автор пяти монографий, профессор Гарварда, дошла только до предзащиты докторской диссертации. А защищаться не стала. «Не хочу, - говорит бывший советник президента, а ныне простой депутат Государственной думы, — чтобы в ученом сообществе говорили о злоупотреблении служебным положением». 

        Нет, я не ставлю под сомнение способности остепененных политиков к ученой самозащите, хотя степень цельности мышления того же Руцкого памятна многим по его докурским временам. Но если посмотреть на тенденцию, а я не привел и половины подобных примеров, становится как-то неловко за науку. Вроде опять в подручных партии оказалась партия власти. Одно утешает: труды «новых ученых» пока не обязательны в сети политического просвещения. Честно говоря, их и разыскать непросто, даже в основном каталоге главной библиотеки страны авторефераты многих из вышеприведенных диссертаций не числятся. Хотя по правилам в бывшей-то «Ленинке» они обязаны быть. Так и не узнаешь, где служит науке плодотворная мысль госмужей. 

ВАК - вон там

    С невидимыми остальному миру светилами науки пришлось знакомиться не в библиотеке, а в Государственном высшем аттестационном комитете РФ. Узнав про это, одна молодая биологиня, находящаяся на пороге защиты, сказала, что если Лужков отменит транспортные льготы для пенсионеров, то в ВАКе никого нельзя будет найти.  Она оказалось не во всем права. 

Да, конечно, здешним чиновникам приходится пользоваться только общественным транспортом, поскольку на весь комитет - одна разбитая «Волга». Но, во-первых, ВАК зависит не столько от Лужкова, сколько от министерства науки, у которого арендует полтора этажа. И если министерство в семь вечера из экономии выключает лифт, то задержавшийся председатель ВАКа почти семидесятилетний член-корреспондент РАН Николай Карлов спускается с четвертого этажа пешком на своих больных ногах. А на соседнем министерском подъезде висит линялый ксероксный листок: «ВАК - вон там».
   
Во-вторых, основные силы пенсионного возраста сосредоточены не столько в аппарате ВАКа, сколько в экспертных советах, которые призваны контролировать решения советов диссертационных. Именно они, по идее, должны проверять, насколько хорошо соискатели ориентируются в собственных трудах. ВАК принял решение, что все начальники, желающие «остепениться», обязаны пройти допросы по теме своей диссертации у лучших представителей научной общественности. Если все же учесть благосостояние и возраст этих представителей, а также связанную с этими показателями привычку почтительного отношения к начальству, то желательно контролировать и самих экспертов. Президиум ВАКа некоторые особо выдающиеся научные судьбы решает сам. 

    Скажем, экспертный совет по экономическим наукам отклонил ходатайство диссертационного совета Московского государственного социального университета (бывшая московская ВПШ) о присвоении докторской степени Акежану Кажегельдину. И предложил тогдашнему премьеру Казахстана стать сначала кандидатом наук. Но президиум ВАКа, на котором из полутора десятков членов присутствовали лишь четверо, из них трое - физики, с решением экспертного совета не согласился. По настоянию Николая Карлова (физика), который лично проштудировал труд (по экономике) казахского премьера, президиум решил прислушаться к письменным рекомендациям Евгения Ясина и Егора Гайдара и признать Кажегельдина доктором. 

    Мы не будем вслед за злобными оппонентами из научной среды искать в этом решении криминал. Возможно, общественность сейчас обратила внимание на этот летний случай потому, что бывший (уже) премьер Казахстана, один из богатейших людей республики, становится основным соперником своему бывшему непосредственному шефу. Член-корр. физики Карлов выдвинул следующую научную гипотезу: «В Казахстане не может быть два солнца, насколько я знаю Восток». Но тогда позвольте высказать гипотезу свою: Ясин и Гайдар тоже могли преследовать политические цели, укрепляя в своих (российских) интересах конкурента Назарбаеву...

 Но не всегда президиум становится в оппозицию экспертному совету. Два раза эксперты вызывали бизнесмена Казибека Тагарбекова на заседание, и тот с трудом отвечал на их вопросы, но они все же позволили кандидату технических наук стать доктором экономических. И президиум утвердил решение. Николай Васильевич Карлов объясняет: «Банк-то он свой поставил». Тагарбеков руководит « Мосстройэкономбанком». 

Королевский меч

        У Николая Васильевича на все есть объяснение. Закономерность получения докторских степеней Сергея Степашина и Александра Шохина он подкрепляет тем, что эти доктора наук читают лекции в вузах, кандидатскую Сергея Шойгу, докторские диссертации других «силовиков» — Анатолия Куликова и Игоря Сергеева - высоко оценили закрытые экспертные советы. А Владимир Шумейко — теперь доктор экономических наук — лично полтора часа потел, отметая придирки открытого экспертного совета. 

            Это мы упомянули публичных политиков. Но вот недавно доктором исторических наук стал первый заместитель руководителя аппарата правительства кандидат технических наук Борис Пашков. Он собрал генеалогические изыскания об основных российских родах, начиная с Рюрика, проследил 31 поколение до 17-го года. Теперь думает о генеалогии XX века. Интересно, какие роды в нее войдут, по каким критериям? Отмечено ли будет достижение соседа Пашкова по Белому дому — Михаила Кирпичникова, за три последних года успевшего стать и член-корром, и академиком, несмотря на занятость в эти годы руководством вверенным ему департаментом науки аппарата правительства? 

        Николаю Васильевичу Карлову хочется напомнить слова, написанные его великим тезкой: «Помогли вам ваши ляхи?» ВАК находится в жестких финансовых тисках правительства, не имея средств на оплату своих экспертов, на командировки лучших умов провинции на свои заседания. Но зато рыночная стоимость ученых степеней растет. По неофициальным данным председателя ВАК, нелегальная такса на защиту в некоторых диссертационных советах доходит до $5 тысяч за кандидатский диплом и 15 - за докторский. И лучшие умы организаторов науки предлагают сделать эту таксу официальной, но консервативный ВАК пока это предложение отметает. 

    Руководство Международного института инвестиционных проектов, добиваясь права на спецсовет по защите кандидатских, поговаривало: «Если за деньги теперь можно получить диплом о высшем образовании, то почему нельзя докторский?» Но этот институт при том же МГСУ, где защищался Кажегельдин, хотя бы пытается найти общий язык с ВАКом. Более решительные пошли другим путем. 

      Подрыв единой государственной системы аттестации научных кадров идет со всех сторон. Вы слышали об Академии медико-технических наук, Международной академии   энерго-информационных наук и двух инженерных академиях — российской и международной? 

Эти неведомые научные силы вместе с Академией космонавтики создали междусобойную аттестационную комиссию,  присваивающую ученые степени и звания. Кстати, именно эта комиссия присвоила наконец Михаилу (Николаевичу) Ломоносову (какое совпадение!) степень кандидата наук. 
    Карлов еще в начале прошлого года писал генеральному прокурору Скуратову записку о необходимости запретить подобную практику, тот ответил лишь отпиской. И лишь на днях Минтруд согласился с ВАКом, то надбавки к зарплатам госслужащим положены лишь при дипломах государственной аттестации. Но Карлов настаивает на кардинальном решении. 

    По его мнению, в президентской республике подобный комитет должен быть под эгидой президентской администрации. Как раньше - когда все решал отдел науки ЦК? «Нет, как в Англии, где королева посвящает в рыцари, коснувшись плеча мечом». Сомнительная аналогия, в Англии-то есть традиция неприятия взяток… 

    Скорее всего, беды аттестации научных кадров неотделимы от бед самих кадров. Одним контролем дело не поставишь до тех пор, пока государство и общество не заинтересованы в результатах научного труда в повышении качества науки, а пока  все организационные споры в научной среде напоминают дрязги в гареме. 

    Почему же так рвутся к достижению ученых степеней те, кто уже и так дошел до степеней известных? Прямого расчета в этом вроде нет. Инстинкт сохранения уровня жизни можно удовлетворить, опираясь после отставки на сохранившиеся связи. Значит, действует что-то более сложное. Комплекс неполноценности, например. Не верится кому-то в прочность новомодного мундира, хочется прильнуть к солидной ученой мантии. Хочется показать труженикам вечного поля науки: «Я свой, ребята, интеллигентный! Несмотря на должность...»


Наш адрес:

1997 - 2017.© Василий Леонов
 

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ.
Rambler's Top100