Яндекс.Метрика ВАК РФ: новый председатель и старые проблемы. Кто кого?

Почему и как надо учить медиков статистике?
Доклад на Международной конференции по доказательной медицине в Ереване (18 - 20.10.2012)

Доказательная или сомнительная? Медицинская наука Кузбасса: статистические аспекты.

Логистическая регрессия в медицине и биологии

ВАК будет размещать диссертации в интернете до защиты
Тексты диссертаций будут размещать в интернете для обсуждения.
Об этом в субботу заявил председатель Высшей аттестационной комиссии (ВАК)
Владимир Филиппов в эфире радиостанции «Эхо Москвы».
По словам Филиппова, кандидатские диссертации будут вывешены на специальном форуме
как минимум за месяц, а докторские - за три месяца до защиты.

 

Дисперсия жизни...


 
  Ваш броузер на поддерживает Java nbsp;
; Разрешение (1-8)  ; Скорость смены (1-255)  ; Задержка (миллисекунд)  ; Смена рисунков со спецэффектами ("YES" или "NO")  ;Произвольный рисунок поверх апплета  ;X смещение наложенного рисунка  ;Y смещение наложенного рисунка  ;Задержка освобождения памяти  ;Приоритет задачи (1..10)  ; Мин. время синхр. кадра (мс); Sorry, your browser doesn't support Java ; Сообщение для браузеров без поддержки Java (tm) 

Кликните по фотографии,
и вы сможете ...

 

ВАК радикально пересматривает список журналов

На радость или на горе?

ВАК наконец-то признал иностранные журналы,
точнее будет признавать после 1 января 2007 года

Минуй нас пуще всех печалей
и барский гнев, и барская любовь...
А. С. Грибоедов. Горе от ума

Свершилось! Как водится, это не появилось в новостях информационных агентств. Пионерами стали блоги отдельных научных работников. Я сам узнал от знакомого генетика из Новосибирска, который, получив письмо по институтской рассылке, выложил новость в свой живой журнал. Потом я нашел еще пару блогов и один форум, которые ссылаются на этот документ.

Между тем, произошло эпохальное событие, которое может иметь далеко идущие последствия. 30 ноября (по крайней мере, каталог, в котором находится файл и сам файл имеют дату создания 30.11.2006) на сайте ВАК появился список иностранных журналов, в которых можно публиковать основные научные результаты кандидатской или докторской диссертаций. Научная общественность в лице нескольких блоговладельцев и тех, с кем я успел поделиться устно, встретила новый список с восторгом, который, впрочем, смешивался с известной долей недоумения.

Сначала — про восторг, потом — про недоумение.

Восторг

Восторг охватил всех, потому что после томительного периода опалы международные научные журналы, настоящие международные журналы, а не сборники, издаваемые совместно представителями двух-трех стран СНГ, были, наконец, реабилитированы и восстановлены в правах. Не все: уже в первых блог-постах было замечено отсутствие целых научных направлений или вполне респектабельных журналов. Однако, в целом, все интернационалисты или космополиты могли торжествовать победу. Теперь в списке работ автора в автореферате кандидатской или докторской диссертации можно не только с гордостью и на полном законном основании приводить ссылки на свои иностранные публикации, но и надеяться, что их «засчитают» в актив диссертанта.

Над первоначальным «ВАКовским» списком, который включал только «ведущие рецензируемые...» российские журналы при полном отсутствии иностранных, отечественная научная общественность долго потешалась, скорбела и негодовала. Изоляционисты, которых немало в академических кругах, воспринимали этот список не без злорадства, но большинству то, что все иностранные научные журналы оказались за его пределами, представлялось совершенно абсурдным. За последние полгода не было случая, чтобы, сетуя на жизнь или обсуждая положение науки в России, мои собеседники не воскликнули что-то вроде: «Ну Вы же видели ВАКовский список? Ну, и о чем теперь говорить?»

Оборотная сторона медали была не краше: когда я впервые скачивал этот список с сайта ВАК, меня поразили мегабайтные размеры файла, никак не соответствовавшие названию. Я недоумевал: много ли надо места, чтобы перечислить ведущие российские журналы? Сколько их вообще может быть? Отвечу для тех, кто еще его не открывал: сейчас в этот список (сокращенный, по сравнению с первоначальным) входит 848 журналов, рекомендованных советами по разным специальностям. Не много ли ведущих? Почти все мыслимые и немыслимые журналы и журнальчики, вестники самомалейших вузов, красуются в нем наряду с немногими центральными общероссийскими изданиями. При наличии в списке журнала «Коневодство» или «Вестник северокавказского технологического университета» отсутствие основных иностранных журналов выглядело абсурдным вдвойне.

Ныне этот кошмар позади. Все кончилось благополучно. У нас есть новый замечательный список с иностранными журналами. Теперь — про недоумение.

Недоумение

Во всех обсуждениях минувшей недели всплывал один вопрос: зачем вообще нужен этот список?

Совершенно очевидно, что никто из российских ученых, публиковавшихся в международных журналах, не собирался прекращать эту практику только потому, что они не вошли в первый список, изданный ВАКом. Чем публиковаться в российских журналах, которых, положа руку на сердце, вероятно, никто в мире не читает (во всяком случае, это справедливо в отношении подавляющего большинства журналов первого ВАКовского списка), и обеспечивать себе призрачные преимущества в России, лучше поддерживать свой имидж в международном научном сообществе. Единственный выход, который напрашивался в этой ситуации, — забыть про список ведущих российских журналов и публиковаться там же, где и раньше — в международных журналах с высокими импакт-факторами.

Интересно, что и в самом ВАКе создание списка иностранных журналов не входило в приоритетные задачи именно потому, что качество публикаций в крупных международных журналах не вызывало сомнений. В. Власов. Эпидемиология.

Так, председатель ВАК, академик Российской академии наук Михаил Петрович Кирпичников, в своей интернет-конференции 23 марта 2006 г. недвусмысленно высказался о том, что ВАК никогда не считал, что публикации в иностранных журналах «не засчитываются» кандидатам или докторам:

М. П. Кирпичников (далее — М. К.): Что касается признания статей, опубликованных в иностранных журналах, это тоже вопрос, который, видимо, существует из-за недостаточности информации. Конечно, публикации признаются, если это научные журналы, если это рецензируемые журналы, то тут нет никаких вопросов.

Если у председателя ВАКа вопросов не было, то у публики они, как раз, были. Только среди тех, что отобрали из первоначального списка, их было два. Среди тех, что не попали в пресс-конференцию, их было в несколько раз больше. Это несоответствие между мирами очевидностей, в которых живет руководство ВАК и простые смертные, в общих чертах было известно и самому М. П. Кирпичникову. Отвечая на второй вопрос про иностранные журналы, он признал, что

М. К.: Когда общаешься с соискателями и публикой, видно, что эта тема многих волнует.

Однако четче всего это прозвучало в финале интернет-конференции:

М. К.: Для меня, например, был неожиданным интерес к таким двум обширным вопросам, как список журналов, импакт-фактор журналов, учет зарубежных публикаций, индекс цитирования и вопросам, касающимся использования информационно-коммуникационных технологий ... во всей проблеме аттестаций. ... Эти две проблемы для меня довольно неожиданно проявили себя. Я понимал, что это важные вопросы, но не думал, что они столь остры и столь волнуют аудиторию.

Какая-то в державе датской гниль... Налицо глубокое непонимание между открытыми новым веяниям верхами и низами, не ждущими ничего доброго.

Войны миров

Это столкновение целых миров с разными очевидностями. В одном мире живет решительный председатель ВАКа, который считает публикации в ведущих международных журналах само собой разумеющимися:

М. К.: ... для меня, например, ... абсолютно очевидно, что в отношении зарубежных изданий, скажем, с импакт-фактором больше единицы, нечего даже обсуждать, публикации в таких журналах должны учитываться.

Другой населен гуще. Там обитает запуганная аспирантка СПбГУ, которой объяснили, что публикации за границей не имеют никакого смысла, поскольку не будут учтены при подаче диссертации к защите (из вполне реальной беседы автора минувшим летом). Там же живет кандидат наук, собирающийся выходить на защиту докторской, которому секретарь совета сообщает, что можно не трудиться вписывать иностранные статьи в список работ, в которых опубликованы основные научные результаты. Там же живут те, кто задавал каверзные вопросы на интернет-конференции. Там же — те, кто радовался тому, что ВАК издал список иностранных журналов, уравняв их в правах с российскими.

Сказки, кторые рассказывают детям этого мира жестоки, как неадаптированные истории братьев Гримм. Та же Crete, ЖЖ которой подарил нам эпиграф, поясняет недоумевающим друзьям:

Я лично знаю одного доктора наук, у которого ВАК все нервы вымотал, когда после защиты объявил все мероприятие недействительным — нет публикаций в русских журналах. Из-за этого тезисы на дебильнейшие конфы [конференции – А.К.] подавались, только бы хоть какая-то страничка была, хоть в устьурюпинском вестнике, и это люди, у которых статьи в самых наипрестижнейших западных изданиях.

Почему эта история кажется столь жизненной при всей ее абсурдности?

Откуда берется этот второй мир, судя по его реакциям и зарождающимся в его недрах вопросам, куда более мрачный, чем те сверкающие вершины, на которых обитают отдельные академики? Позволю себе пойти скользкой дорогой аллегорий.

Не думаю, что открою секрет, если скажу, что судьба науки решается не в кабинетах реформаторов. Какие бы замечательные идеи не носились в вольном воздухе вершин, все решает практика на уровне отдельных институтов, университетов, защитных советов. Именно там, в темных заболоченных лесах у подножия гор, и обитают простые смертные. Там проходит линия фронта, там идет бой, победу в котором добывают солдаты, а не генералы.

В этих лесах у повстанцев, мнение которых, парадоксальным образом, во многом совпадает с мнением небожителей, нет ни радио, ни газет. Есть несколько порталов, на форумах которых, прячась под никами или отважно регистрируясь под своими настоящими именами, они остро спорят о проблемах российской науки или пытаются самостоятельно подсчитать citation index и impact factor, выстраивая свои независимые рейтинги научных работников, без оглядки на ВАК или Академию.

Знают ли небожители о том, что происходит на этих порталах? Знают ли повстанцы, что они сражаются в авангарде на стороне правительственных войск? Жаль, что пресс-конференции председателя ВАК так редки, а то, что на них говорится, известно гораздо хуже, чем мрачные слухи о целенаправленной изоляционистской политике и произвольные интерпретации невнятных законов чиновниками от науки.

Возможно, вся эта военно-горно-лесная конструкция — только очередное воплощение традиционной русской веры в доброго царя добрый ВАК, но верить в нее приятнее, чем в полное отсутствие надежды на встраивание ученых России в мировое научное сообщество.

Однако, как полагается, главный враг скрывается внутри каждого воина. Малодушие и укоренившиеся страхи без труда приводят заблудившихся джедаев на темную сторону силы. Еще никто не запретил публиковаться в иностранных журналах, но мы готовы в это поверить, и эта мрачная сказка становится былью, приобретая силу нашего убеждения. Этот болотисто-лесной мир прорастает в нас самих. Не нужно никаких отдельных чиновников, которые мучили бы благородных ученых. Каждый, кто дрогнул, кто подал второсортную статью в карманный русскоязычный журнал, кто скинул тезисы на очередную отчетную конференцию, тот, не заметив, предал международное научное сообщество. Задешево. За сребреники, которых все равно не дадут, потому что их в нужный момент не окажется в казне.

Вот, например, еще одна история, подсмотренная в ЖЖ.

Господа, я вас поздравляю. Вестник Санкт-Петербургского университета, Серия 6 (философия, психология) не включен в новую редакцию списка ... Таким образом, все, кто подавал туда свои статьи для публикации, рассчитывая, что это подойдёт для ВАК, похоже, обломался.
Если эта ситуация никак не изменится, у нас не состоится в следующем году большая часть защит.

Присоединяюсь к поздравлениям...

Ориентиры

Почему, все таки, этот довольно частный вопрос о паре бумажек вызывал и продолжает вызывать столь бурные эмоции? Потому что за ним стоит один из центральных вопросов российской науки нашего времени: что происходит с наукой, которой мы еще недавно безоговорочно гордились? Не падает ли качество исследований? Как вообще оценить, хотя бы приблизительно, качество научной работы? Есть ли способы формализовать эту процедуру? Какие ориентиры выбрать?

В отношении оценки качества магистральных путей два. Сделать так, как это уже делается во всем мире (призвать на помощь объективируемые показатели, например, индексы цитирования и импакт-фактор), или заняться изобретением деревянного велосипеда. Оппозиция выбирает международно признанный импакт-фактор, считая его самостоятельно даже для журналов, не включенных в международные базы данных. ВАК выбирает трудную дорогу изобретателя-самоучки, без единого гвоздя собирая свои причудливые списки. Возможно, нелегко понять, на чьей стороне правда, зато не надо объяснять, на чьей — сила. Справочник по статистической генетике.

В результате, российские научные работники вынуждены внимательно следить за таинственными переменами в списках ВАКа и гадать об их причинах. То ли журнал X выкинули потому, что качеством статей не вышел (тогда непонятно, почему так много еще осталось), то ли потому, что рецензирование статей не проводит (интересно, многие ли российские научные журналы действительно могут этим похвастаться?), то ли потому, что его подписной индекс не значится ни в одном из крупных подписных каталогов (найдите более странный критерий)... Интриге не дадут ослабнуть.

М. К.: ... это должен быть перманентно меняющийся список. Должны быть выработаны правила игры. Необходимо определить, каким образом должен меняться список, что он должен учитывать...

Перманентно меняющимся список сделать удалось. Осталось приподнять завесу тайны над правилами игры. Хотелось бы верить, что их в скором времени удастся изложить на бумаге. Объяснить на пальцах, так же, как смогли объяснить на пальцах методику подсчета импакт-фактора журнала на сайте Scientific.ru

Второй важнейший аспект — на что ориентироваться? На создание самодостаточной российской науки или на интеграцию в мировое научное сообщество? Кому-то вопрос покажется странным. Разве мы уже не выбрали? Разве не пал железный занавес? Не разобрана по камушку Берлинская стена?

Видимо нет. По крайней мере, не там, в болотистых лесах, где присутствие стены ощущается кожей (шкурой?). Научное сообщество чутко уловило эту сторону вопроса. Вот — обширный фрагмент одного из первых же сообщений в ЖЖ по поводу нового списка:

multifidum: Это означает долгожданный конец искусственного гальванизирования научной периодики на местном, великом и могучем, наречии. На фоне всеобщего усиления столь нам знакомого на собственной шкуре квасного изоляционизма (например — введения «обратно» обязательной экспертизы тех самых статей, направляемых в иностранные журналы), это очень отрадный факт по направлению ко вливанию отечественной науки в международную, где ее не только что заждались, но одно время уже и ждать было перестали.
Долой домны в детских садах, долой свою особую «отечественную науку», состоящую наполовину из вторичного подражания мировой, наполовину из оригинального посконного самородчества!
Даешь единую мировую науку как достояние всего человечества! Пусть даже на этом чукотском французском (и одновременно чукотском немецком), который представляет собой международный язык данного момента — английский. Наш русский в миллион раз лучше — ну да и хрен с ним в данном случае, тем не менее! Не оплакать великих греческого, латинского и даже немецкого как международных языков науки! Но давайте же вместе бороться хотя бы за тот, что есть! Вольемся в ряды истинных патриотов всех стран (даже Китая и Франции), прославляющих их научные достижения на общепонятном языке! Долой языковой железный занавес!

Хотелось бы верить, что большинство простых тружеников науки разделяет позицию автора блога, генетика из Новосибирска, публикующего в международных журналах статьи как по генетике, так и по энтомологии, которая давно переросла для него рамки обычного хобби. Время покажет, оправданы ли мои надежды. Надеюсь, скоро.

Основные вопросы минувшей революции

Итак, список опубликован. Теперь встает вопрос: могут ли, наконец, те, кто публикуется за границей, спать спокойно?

Ответ туманен. Если раньше считалось само собой разумеющимся, что иностранные публикации будут «засчитаны», лишь бы журнал имел надлежащий импакт-фактор, то не положил ли этот новый список конец свободе? Возможно, как и в первом случае, ВАК не имел в виду вывести за скобки те журналы, которые не упомянуты в списке (например, зоологический журналы или журналы по филологии), но насколько творчески воспримут этот новый документ бюрократы от науки? Мы сами? Не обрастет ли новый список бородой запретительных легенд, подобной той, которой оброс первый?

Ясность в ответе зависит от каждого, потому что картированная мной линия фронта проходит в вашей голове, дорогой читатель. G. v. Belle. Statistical Rules of Thumb.


Ссылки

Алексей Куприянов

СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДАННЫХ ДЛЯ ДИССЕРТАНТОВ

Центр БИОСТАТИСТИКА выполняет работы по статистическому анализу экспериментальных данных уже более 30 лет. В его составе исследователи России, США, Израиля, Англии, Канады и других стран. Услугами Центра пользуются, как правило, аспиранты и докторанты в области биологии и медицины. Стандартные сроки анализа данных: для статей и докладов - 5-10 дней, для кандидатских диссертаций 1 месяц, для докторских диссертаций 2 месяца. (См. далее)

Отзывы заказчиков

Дистантное обучение биостатистике с помощью IP-телефонии. Информация о специализированных курсах и семинарах по прикладной биостатистике для студентов, аспирантов, докторантов и научных сотрудников НИИ и вузов работающих в области биомедицины. Преимущества: экономия денег и времени, индивидуальный подход, оперативность, эффективность.

Отзывы обучавшихся


Интересная ссылка

Председатель ВАК Минобрнауки арестован

Медведев выявил запредельное количество «липовых» докторов наук "Публикацию научных работ в открытом доступе Медведев назвал «очищением», через которое надо пройти, чтобы сохранить ценность науки". Знаете, как скоро это случится? Очень скоро!

По подозрению в мошенничестве задержан глава Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки (Долой ВАК и его брак?!)

Учёного секретаря высшей аттестационной комиссии Минобрнауки Феликса Шамхалова вызвали на допрос

Дагестанский бригадир на раздаче ученых степеней. В интервью SLON.ru бывший глава диссертационного совета МПГУ Александр Данилов, совмещавший этот пост с членством в совете ВАК, дал понять, что производство «липовых» диссертаций в России поставлено на поток. И этот «черный поток» не может проходить мимо руководства ВАК

Александр Данилов: «Лазеек для желающих защитить диссертацию очень много»

Будни председателя Интересная история похождений новоиспеченного главы Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки Феликса Шамхалова

Фальшивим вместе
Комиссия при Минобрнауки рекомендовала лишить ученых степеней авторов подозрительных диссертаций

«Главными фигурами в высшей школе должны быть преподаватель и студент»

Министра образования Германии лишили ученой степени Диссертацию с темой «Личность и совесть» («Person und Gewissen») Шаван защитила в 1980 году на философском факультете Дюссельдорфского университета.

Президента Венгрии лишили научной степени за плагиат в диссертации

Высшее образование становится ненужным ..нынешние школьники начинают понимать, что "вузовская "корочка" не гарантирует высокооплачиваемой работы

Как поднимать реноме науки

Справка о наличии интеллекта

Как отличить настоящего доктора от фальшивого

Идиотека. Владимир Бурматов и зоопарк. (Владимир Бурматов - первый заместитель председателя комитета по образованию Государственной Думы РФ)

Вассерман: Российской системе образования требуется советская

Чёрное и белое. В научных кругах произошли скандал и антискандал

Институциональные конфликты в высшей школе

Смена научно-поисковой парадигмы: расследования vs исследования

Текст статьи "Корчеватель"

ВАКовский журнал опубликовал бред, сгенерированный компьютером

Диссертационная ловушка

О НАУКЕ ВТОРОЙ СВЕЖЕСТИ.
Г.А. Герасимов

Российские вузы не попали в репутационный рейтинг THE

Андрей Фурсов
"Реформа" образования и ее подоплека

Австралийские ученые призвали прекратить преподавание лженаук в медвузах

Бывший гомеопат выступил с критикой гомеопатии

Российским вузам не нашлось места в репутационном рейтинге Times

Наука пилить.
Гранты на исследования превратились в способ обогащения
. "...Оказалось, что 480,1 млн. рублей ушли на исследования, не содержащие научную ценность. Проверка же отчетов по системе «Антиплагиат» выявила «наличие фактов дословного цитирования чужого текста без специального оформления фрагмента». В некоторых отчетах доля чужого текста достигала 58%"

Выступление М. Гельфанда на конференции РАСН, 24 января 2011 г

Создателя "нового аспирина" уличили в обмане
Исследователь Дипак Дас, установивший полезные свойства красного вина, подделывал результаты анализов

В России наука умирает, а США остаются «мировым мозгом»

Поддержка фундаментальной науки в США: уроки для России? Первое — усиление междисциплинарности.

 


1997 - 2017.© Василий Леонов. E-mail:

Доказательная или сомнительная? Медицинская наука Кузбасса: статистические аспекты.

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ

Т. Кун "Структура научных революций"