Яндекс.Метрика Биометрика-2000
Каждый слышит то, что понимает. Гете Трудных наук нет, есть только трудные изложения. А.И. Герцен. Часть учебно-методических материалов сайта, в том числе электронная библиотека, доступны только заказчикам работ по анализу данных для кандидатских и докторских диссертаций, а также слушателям системы дистанционного обучения и консультаций. Запрос на выполнение анализа данных, обучение и консультации направляйте на мэйл
E-Mail редактора БИОМЕТРИКИ

Почему и как надо учить медиков статистике?
Доклад на Международной конференции по доказательной медицине в Ереване (18 - 20.10.2012)

БИОМЕТРИКЕ - 15 ЛЕТ!

Статистика в кардиологии. 15 лет спустя

Журнал "Медицинские технологии. Оценка и выбор", 2014, №1, с. 17-28.
Леонов В.П
. "Статистика в кардиологии. 15 лет спустя".

Камчатская биометрика-2014Семинар по биометрике в камчатском НИИ КамчатНИРО. (24.03.2014-3.04.2014).

Камчатская фото-биометрика-2014. Фоторепортаж с семинара по биометрике в Петропавловске-Камчатском.

Отзывы слушателей семинара по биометрике в Петропавловске-Камчатском

 


БИОМЕТРИКА: БИОМЕТРИКА-2000
К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПОЛОВ ПРИ РАННЕЙ
   ЭМБРИОНАЛЬНОЙ ЛЕТАЛЬНОСТИ У ЧЕЛОВЕКА

В.Н.Евдокимова, Т.В.Никитина, И.Н.Лебедев, Н.Н.Суханова, С.А.Назаренко
НИИ медицинской генетики ТНЦ СО РАМН
E-mail: timvl@img.tsu.ru

   До настоящего времени остается нерешенной проблема специфичности функционирования половых хромосом на ранних этапах эмбриогенеза человека и связанная с ней проблема соотношения полов у спонтанных и индуцированных абортусов, а также у живорожденных детей. Цитогенетически были обследованы 342 спонтанных абортуса, подразделенные на три клинические группы по степени нарастания тяжести нарушения эмбрионального развития: собственно спонтанные аборты с развитым эмбрионом без выраженной внутриутробной задержки развития (n=100), неразвивающиеся беременности (n=176) и анэмбрионии (n=66). Частота хромосомных мутаций в выделенных выборках составила 22,0, 48,3 и 48,5% соответственно.

   Статистический анализ показал достоверные отличия между исследуемыми группами по частотам нормальных и аномальных кариотипов, наибольший вклад в которые внесли трисомия по аутосомам, триплоидия и кариотип 46,XY. Последний факт может отражать специфические генетические механизмы пренатальной гибели эмбрионов с нормальным кариотипом, связанные с их половой принадлежностью и/или c импринтингом Х-хромосомы. Соотношение полов у спонтанных абортусов с нормальным кариотипом составило: 0,77 - для спонтанных абортов с развитым эмбрионом без выраженной внутриутробной задержки развития, 0,60 - для неразвивающихся беременностей и 0,31 - для анэмбрионий. Анализ ДНК зародышей и их родителей показал низкую вероятность материнской контаминации клеточных культур как одного из возможных источников преобладания эмбрионов с 46,ХХ кариотипом у спонтанных аборотусов.

   Неразвивающиеся беременности и анэмбрионии статистически достоверно отличались по показателю соотношение полов (1,11) от контрольной группы медицинских абортусов. Отличия по соотношению полов были обусловлены за счет постепенного снижения доли зародышей с кариотипом 46,XY относительно ожидаемой по мере усиления степени тяжести нарушения развития эмбриона. Статистический показатель “отношение шансов” также свидетельствовал о том, что зародыши с кариотипом 46,ХУ обладали большими шансами иметь
сформированный эмбрион, чем зародыши женского пола. Высказана гипотеза о том, что экспрессия генов материнской Х-хромосомы у XY-зародышей обеспечивает более стабильное их развитие в раннем эмбриогенезе по сравнению с ХХ-эмбрионами, нормальное развитие которых сопряжено с дополнительным механизмом компенсации дозы Х-сцепленных генов, что повышает вероятность его нарушения у зародышей женского пола. Большая жизнеспособность XY-эмбрионов на ранних этапах онтогенеза человека, вероятно, объясняет их недостаток в выборках спонтанно абортированных зародышей и является основной причиной отклонения соотношения полов от теоретически ожидаемого. 

Ключевые слова: ранняя эмбриональная гибель, соотношение полов, импринтинг, половые хромосомы.


    Спонтанное прерывание беременности является одним из основных механизмов естественного отбора у человека. Цитогенетические исследования пренатально погибших эмбрионов и плодов показали, что около 50% абортусов первого триместра беременности имеют хромосомные или геномные мутации (Boue et al., 1975; Carr et al., 1978; Hassold et al., 1980; Warburton et al., 1980; Lin et al., 1985; Eiben et al., 1990; Griffin et al., 1997; Be et al., 1997; Brajenovi-Mili et al., 1998). Причины гибели другой части зародышей, с нормальным кариотипом, могут быть связаны как с гормональными, инфекционными, иммунологическими, психогенными, экологическими, так и с генетическими факторами, роль которых еще предстоит выяснить. 

Как правило, абортивный материал при репродуктивных потерях неоднороден. Фенотипы всех погибших зародышей можно подразделить на три основных группы (Carr, 1975; Hansmann et al., 1985; Merz, 1991).

   1.Собственно спонтанный аборт (СА), характеризующийся самопроизвольным отторжением  из полости матки прекратившего развитие более или менее сформированного эмбриона, без  заметных признаков внутриутробной задержки развития. Спонтанный аборт может  происходить до 20-24 недели беременности, т. е. затрагивать и эмбриональный и фетальный  периоды пренатального развития.

  2.Неразвивающаяся беременность (НБ), при которой развитие зародыша прекращается в  эмбриональном периоде со 2 до 7 неделю развития, но по неизвестным причинам  отторжение эмбриона из полости матки не происходит вплоть до 10-14-ой недели  беременности.

  3.Анэмбриония (АЭ), характеризующаяся развитием экстраэмбриональных оболочек, без  формирования собственно эмбриона. При данной форме патологии беременности развитие  эмбриона прекращается в раннем эмбриональном периоде на стадии дифференциации  внутренней клеточной массы (2-4 недели развития) и зародыш представлен пустым   плодным мешком.

Таким образом, представленные группы абортусов отличаются по степени тяжести нарушений развития и по стадии эмбриогенеза, на которой произошло это нарушение. Во всех перечисленных фенотипических группах имеются абортусы как с хромосомными аномалиями, так и с нормальным кариотипом. Если гибель эмбрионов с хромосомными аномалиями вполне объяснима, то генетические причины гибели зародышей с нормальным кариотипом остаются не всегда установленными. 

Одним из важнейших показателей, который отражает различия в жизнеспособности организмов разного пола в различные периоды онтогенеза, является соотношение полов (СП). Теоретически СП – отношение числа особей мужского пола к числу особей женского – должно быть равным 1. Первичное СП, формирующееся на стадии оплодотворения, зарегистрировать практически невозможно. Среди новорожденных, т. е. уже после действия пренатального естественного отбора, формируется вторичное СП, равное 1,05-1,07 (Головачёв, 1983; Maeda et al., 1991; Huether et al., 1996). 

Факторы, формирующие вторичное соотношение полов, до настоящего времени неясны. СП среди индуцированных абортусов на ранних стадиях эмбриогенеза по данным ряда авторов статистически не отличается от теоретически ожидаемого 1:1 (Бочков, Кострова, 1971; Yamomoto et al., 1977; Назаренко, 1993), что позволяет предполагать равновероятную гибель нормально развивающихся эмбрионов разного пола на ранних сроках беременности. Повышенную гибель XY-плодов на более поздних сроках беременности отмечают многие исследователи и связывают этот феномен с демаскировкой Х-сцепленных летальных мутаций на этих этапах (Byrne, Warburton, 1987; Eiben et al., 1990; Назаренко, 1993). Вопрос о преобладании эмбрионов женского пола среди спонтанных абортусов с нормальным кариотипом обсуждается уже на протяжении трех десятилетий (Carr, 1971; Hassold et al., 1980; Morton et al., 1982; Lin et al., 1985; Procter et al., 1986; Bartles et al., 1990; Nonaka et al., 1998). 

С учетом этих данных, а также того факта, что вторичное соотношение полов складывается в пользу мужского пола, более частая гибель женских зародышей на ранних стадиях развития представляется реально существующим явлением. Не исключено, что этот феномен может быть обусловлен особенностями функционирования половых хромосом в раннем эмбриогенезе у человека. Однако
данной точки зрения придерживается только часть исследователей. Их оппоненты отмечают, что на регистрируемое СП у спонтанных абортусов может оказывать влияние и такой артефакт, как контаминация длительных культур эмбриональных тканей материнскими клетками, а также что от 20 до 40% зародышей имеют кариотип, который не соответствует первоначально установленному 46,XX-кариотипу (Griffin et al., 1997; Smith et al., 1998), и в 17% случаев эмбрионы с цитогенетически установленным 46,ХХ-кариотипом в действительности содержат Y-хромосому (Bell et al., 1999). 

Цель настоящего исследования - проведение сравнительного анализа результатов цитогенетического обследования различных клинико-морфологических групп спонтанных абортусов человека для оценки вклада нормальных 46,ХХ- и 46,XY-кариотипов в раннюю эмбриональную летальность.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА

Материалом исследования служили спонтанные абортусы первого триместра беременности, классификацию которых по клинико-морфологическим группам осуществляли по результатам ультразвукового обследования беременных женщин, проживающих в г.Томске. Цитогенетически обследовано 100 СА, 176 НБ и 66 АЭ. В качестве контроля цитогенетически были обследованы 79 индуцированных абортусов первого триместра беременности.

Чтобы получить препараты метафазных хромосом, проводили культивирование клеток экстраэмбриональной мезодермы с использованием питательной смеси, состоящей из 40% среды DMEM, 40% среды Ham F-12, 10% сыворотки крупного рогатого скота, 10% эмбриональной телячьей сыворотки, 0,03% L-глютамина, с добавлением 0,5% витаминов, 0,5% аминокислот и антибиотиков в стандартной концентрации. Хромосомный анализ проводили с использованием
дифференциальной G-окраски хромосом по стандартной методике (Seabright, 1971). Цитогенетический анализ проведен у 342 спонтанно абортированных эмбрионов и 79 индуцированных абортусов 4-12 нед. развития. Верификацию хромосомного анализа и проверку возможной контаминации эмбриональных культур зародышей с кариотипом 46,ХХ клетками материнского происхождения проводили с помощью 32 анонимных высокополиморфных ДНК-маркеров, информация о которых, включая нуклеотидную последовательность праймеров, была получена из интерактивной международной Геномной Базы Данных (Genome Data Base: http://www.gdb.org).

Проверку на наличие материала Y-хромосомы проводили с использованием праймеров Y1 и Y2 (Witt, Erickson, 1989). ДНК для проведения молекулярного анализа выделяли стандартными методами из лимфоцитов периферической крови родителей (Johns, Paulus-Thomas, 1989) и из плодных оболочек и ворсин хориона эмбрионов с нормальным кариотипом (Monk, 1987). Олигонуклеотидные праймеры были синтезированы фосфитамидным методом на автоматических генсинтезаторах “Виктория 8М” и “АМЦ-102” из отечественных химреактивов группой синтеза нуклеиновых кислот НИИ медицинской генетики ТНЦ РАМН (г. Томск). Полимеразную цепную реакцию проводили при температурных параметрах, предложенных авторами, с использованием Taq-ДНК-полимеразы производства ИЦиГ, г.Новосибирск.

Статистический анализ данных проводили с помощью критериев c2 и “отношение шансов” (Флейс, 1989), с использованием программы “GrafPAD InStat”, Version 1.12a (“GrafPAD Software”, 1990).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во всех трех обследованных нами клинических группах были выявлены эмбрионы как с аномальными, так и с нормальными кариотипами, однако частота хромосомных мутаций различалась в выделенных выборках и составила: 22,0% для СА, 48,3% - для НБ и 48,5% - для АЭ. Доминирующим типом нарушений кариотипа во всех группах были трисомии аутосом. В целом структура хромосомных аномалий была сходна с имеющимися в литературе данными (Boue et al., 1975; Carr et al., 1978; Hassold et al., 1980; Warburton et al., 1980; Lin et al., 1985; Eiben et al., 1990; Griffin et al., 1997; Be et al., 1997; Brajenovi-Mili et al., 1998), отражающими результаты цитогенетического анализа спонтанных абортусов без учета клинического диагноза, за исключением более высокой частоты тетраплоидий в нашей выборке. Среди 79 контрольных медицинских абортусов 37 имели кариотип 46,ХХ, 41 – кариотип 46,XY, а у одного абортуса обнаружен тетраплоидный хромосомный набор.

Статистический анализ сопряженности частот различных кариотипов, проведенный с вычислением критерия c2, показал, что выделенные клинические группы пренатально погибших эмбрионов не являются выборками одной генеральной совокупности и достоверно различаются между собой (c2=35,0; df=12; p<0,001). Анализ вкладов отдельных кариотипов в значение статистики хи-квадрат  говорит о том, что максимальный вклад в различия между выборками вносит нормальный мужской хромосомный набор 46,XY, а также трисомия по аутосомам и триплоидия. Таким образом, различия между тремя клиническими группами, различающимися по степени тяжести нарушения эмбрионального развития, определяются как различиями по частотам хромосомных аномалий, так и различиями по частоте нормального 46,XY кариотипа. Последний факт вызывает существенный интерес, поскольку может отражать специфические генетические механизмы пренатальной гибели эмбрионов с нормальным кариотипом, связанные с их половой принадлежностью и/или c импринтингом Х-хромосомы.

Исследованию механизмов формирования СП в ходе пренатального развития посвящено большое число публикаций (Eiben et al., 1990; Назаренко, 1993; Hoshi et al., 1997). Вместе с тем факторы, определяющие величину СП, остаются до настоящего времени не установленными, что, в основном, обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, традиционный подход к анализу возможных факторов, влияющих на раннюю пренатальную гибель зародышей женского пола (нарушения в процессе инактивации Х-хромосомы, проявление Х-сцепленных леталей), основан исключительно на представлении об избытке эмбрионов с кариотипом 46,ХХ в выборках спонтанных абортусов, тогда как частота эмбрионов мужского пола, которая также оказывает влияние на величину СП, оставалась без должного внимания. Во-вторых, несмотря на то что достоверно установлена тенденция к возрастанию величины СП на поздних этапах пренатального развития (Бочков, Кострова, 1971; Byrne, Warburton, 1987; Назаренко, 1993; Hoshi et al., 1997), динамика изменения СП на ранних критических стадиях эмбриогенеза, которая несомненно может отражать особенности функционирования Х-хромосомы на этих этапах, остается неисследованной.

Стандартный статистический анализ показателя СП в исследуемых группах абортусов и в контрольной выборке индуцированных абортусов с использованием критерия c2 показал, что СП среди абортусов с нормальным кариотипом составило: 0,77 - для СА, 0,60 - для НБ и 0,31 - для АЭ. СП в группе АЭ достоверно отличалось как от теоретически ожидаемого (1:1), так и от СП в группе индуцированных медицинских абортусов (МА), равного 1,11 (p<0,05). В группе НБ соотношение полов достоверно отличалось только от СП у МА (p<0,05). Для группы СА этот показатель не имел достоверных отличий как от теоретически ожидаемого, так и от соотношения полов у МА (p>0,05). Соотношение полов среди всех абортусов исследуемых групп, как с  нормальным кариотипом, так и с хромосомными аномалиями, составило: 0,67 для СА, 0,65 - для НБ и 0,56 - для АЭ и статистически не отличалось от теоретически ожидаемого (p>0,05). 

Учитывая, что на величину СП может оказывать влияние такой артефакт, как контаминация длительных культур эмбриональных тканей материнскими клетками, в большинстве случаев для культивирования использовали клетки экстраэмбриональной мезодермы, а не ворсин хориона, так как плодные оболочки морфологически хорошо различимы, в меньшей степени контактируют с тканями материнского организма и их структура позволяет тщательно отмыть ткань от клеток других типов. Кроме того, 70 из проанализированных эмбрионов с кариотипом 46,ХХ, определенных цитогенетическими методами, были обследованы с помощью ПЦР-анализа с различными аутосомными X- и Y-сцепленными ДНК-маркерами. Было обнаружено шесть случаев несовпадения молекулярно-генетического анализа с данными, полученными при цитогенетическом обследовании. Для двух эмбрионов (2,8%) причиной несовпадения кариологического и молекулярно-генетического анализа была контаминация культур материнскими клетками (Никитина, 1999). Для остальных эмбрионов расхождение результатов объяснялось наличием межтканевого хромосомного мозаицизма в трофобласте.

При анализе числа зародышей с кариотипами 46,ХY и 46,ХХ в исследуемых группах спонтанных абортусов без учета эмбрионов с хромосомными аномалиями (рис.1), можно проследить тенденцию к возрастанию СП в ряду от АЭ к НБ, СА и МА, однако оценить вклад того или иного нормального хромосомного набора в формирование СП не представляется возможным.

Рис.1. Зародыши с кариотипом 46,ХY (1) и 46,ХХ (2) среди спонтанных абортусов без учета  эмбрионов с хромосомными аномалиями в различных клинических группах патологии беременности, %.

   Примечание. АЭ – анэмбрионии; НБ – неразвивающиеся беременности; СА – спонтанные аборты; МА – медицинские абортусы.

 По-видимому, более объективная оценка такого вклада может быть получена только при статистическом анализе всей выборки спонтанных абортусов как с нормальным кариотипом, так и с хромосомными аномалиями (рис. 2). 

Рис. 2. Распределение частот 46,ХХ (1), 46,XY (2) и аномальных кариотипов (3) в различных клинических группах абортусов, %

Оказалось, что частота зародышей с кариотипом 46,XX достоверно не различается как между клиническими группами спонтанных абортусов, так и от контрольной группы индуцированных медицинских абортусов (p>0,05), в то время как указанные группы эмбрионов существенно отличались по частоте нормального мужского хромосомного набора - 46,XY (p<0,01).

Анализируя соответствие ожидаемых частот эмбрионов с кариотипами 46,XX и 46,XY с реально наблюдаемыми для данных выборок, нельзя не отметить, что эти частоты достаточно близки для зародышей женского пола. В то же время для эмбрионов с кариотипом 46,XY наблюдается иная тенденция (табл. 1).

    Таблица 1. Распределение кариотипов у спонтанно абортированных зародышей различных  морфологических групп

Кариотип
Спонтанные аборты (СА)
Неразвивающиеся беременности (НБ)
Анэмбрионии
46, XX
44 (37)
57 (65)
26 (25)
46, XY
34 (22)
34 (39)
8 (15)
Трисомия аутосом
10 (16)
32 (29)
14 (11)
Триплоидия
1 (9)
25 (16)
5 (6)
Тетраплоидия
7 (9)
16 (16)
9 (6)
45, X
3 (4)
9 (7)
1 (3)
Другие аномалии
1 (2)
3 (4)
3 (1)
Всего:
100
176
66

Примечание. В скобках приведены ожидаемые частоты кариотипов.

Если в группе СА наблюдаемая частота эмбрионов с кариотипом 46,XY превышает ожидаемую (в 1,5 раза), а в группе НБ сопоставима с ней, то в группе АЭ наблюдаемая частота значительно меньше ожидаемой (в 1,9 раза). Таким образом, отличия по показателю СП среди разных клинических групп спонтанных абортусов обусловлены не избытком погибших зародышей женского пола, а недостатком эмбрионов с кариотипом 46,XY в группах НБ и АЭ. Кроме того, попарные сравнения МА с СА, НБ и АЭ показывают, что шансы выживания и, соответственно, нормального развития, по сравнению с шансами погибнуть на определенных критических этапах эмбриогенеза значительно выше для XY-зародышей, чем для XX (табл. 2).

Таблица 2. Результаты сравнительного статистического анализа различных клинических групп абортусов с нормальным кариотипом

Сравниваемые группы
Отношение шансов и стандартная ошибка
Значение
критерия 
c2
Эмбрионы с кариотипом 46,XY
Эмбрионы с кариотипом 46,ХХ
медицинские абортусы
спонтанные абортусы
1,43 ± 0,46
1,26
то же
неразвивающиеся беременности
1,86 ± 0,58
3,93*
то же
анэмбрионии
3,60 ± 1,67
8,17**
спонтанные абортусы
неразвивающиеся беременности
1,30 ± 0,41
0,67
неразвивающиеся беременности
анэмбрионии
1,94 ± 0,89
2,32
спонтанные абортусы
то же
2,51 ± 1,17
4,06*

Примечание. Отношение шансов – вероятность выживания эмбрионов с кариотипом 46,XY относительно эмбрионов с кариотипом 46,ХХ.
* - p<0,05; ** - p<0,01.

При этом шансы возникновения более ранних нарушений эмбриогенеза, например на этапе дифференциации внутренней клеточной массы, у эмбрионов с кариотипом 46,XY существенно ниже, чем у зародышей с кариотипом 46,ХХ. Об этом свидетельствуют и результаты попарного сравнения групп СА, НБ и АЭ между собой: для зародышей с кариотипом 46,XY вероятность раннего нарушения развития, ниже, чем для эмбрионов с кариотипом 46,ХХ, и эта вероятность достоверно уменьшается в ряду от СА к НБ и АЭ. Так, в частности, шансы возникновения АЭ по сравнению с таковыми НБ у зародышей с кариотипом 46,XY практически в 2 раза ниже, чем с кариотипом 46,ХХ, а по сравнению с шансами возникновения спонтанного прерывания беременности они ниже в 2,5 раза.Иными словами, зародыши с кариотипом 46,XY имеют более высокие шансы успешно пройти критические этапы раннего эмбриогенеза по сравнению с зародышами женского пола.

ОБСУЖДЕНИЕ

Обнаруженный в настоящем исследовании факт большей жизнеспособности эмбрионов с кариотипом 46,XY на ранних стадиях эмбрионального развития, вероятно, объясняет их недостаток в выборках абортированных эмбрионов и является основной причиной достоверного отклонения показателя СП у спонтанных абортусов с нормальным кариотипом от теоретически ожидаемого. Данные, полученные на основе комбинации результатов статистического анализа с использованием критериев c2 и “отношение шансов” при сравнительном цитогенетическом обследовании групп абортусов, различающихся по степени тяжести нарушений пренатального развития, позволяют по-новому подойти к оценке механизма формирования соотношения полов на ранних этапах эмбриогенеза человека.

Женский и мужской хромосомные наборы отличаются между собой только составом гоносом. Учитывая тот факт, что Y-хромосома практически содержит только гены, регулирующие закладку и развитие гонад по мужскому типу, и не влияет на развитие других органов и тканей, очевидно, что полученные результаты по анализу СП могут отражать особенности экспрессии генов X-хромосом разного родительского происхождения. Так, у мужчин экспрессируются гены единственной Х-хромосомы, полученной от матери, а женский организм является химерным по экспрессии Х-хромосом, полученных от обоих родителей. Полученные данные дают основание предположить, что в раннем эмбриогенезе человека Х-хромосома материнского происхождения может играть более важную роль по сравнению с отцовской и что Х-сцепленные гены материнского происхождения избирательно экспрессируются в критические периоды онтогенеза непосредственно перед выделением дифференцированных клеточных линий. Действительно, избирательная экспрессия Х-сцепленных материнских аллелей показана в трофобласте у самок многих видов млекопитающих (Kaslow, Migeon, 1987; Takagi, Sasaki, 1975; Wake et al., 1976; Takagi et al., 1982). О характере инактивации Х-хромосом в трофобласте у эмбрионов женского пола существуют противоречивые данные. В исследованиях с использованием полиморфных вариантов изоферментов на белковом уровне отмечается некоторое преобладание экспрессии преимущественно материнских аллелей (Migeon, Do, 1978; Ropers et al., 1978). Этот факт может быть объяснен как избирательной инактивацией отцовской Х-хромосомы, так и селекцией вариантов изоферментов на уровне процессинга, сплайсинга мРНК и разным временем жизни молекул (Ariel et al., 1995). Исследования на уровне ДНК, которые могут дать более точные результаты при использовании различных методов анализа, также отличаются противоречивостью. Одни авторы обнаруживают случайную инактивацию Х-хромосом во всех тканях у человека, включая и экстраэмбриональные (Migeon et al., 1986; Migeon, 1994), в то время как в других работах, например с использованием локуса рецептора андрогенов, локализованного на Х-хромосоме (AR), показано наличие избирательной инактивации отцовской Х-хромосомы в клетках цитотрофобласта (Goto et al., 1997). Однако большинство работ по исследованию избирательной инактивации Х-хромосомы во время эмбриогенеза и, следовательно, ее импринтинга, выполнены исключительно на уже сформированных экстраэмбриональных тканях

  Наши данные могут свидетельствовать о существовании материнских Х-сцепленных локусов, подверженных импринтингу, экспрессия которых необходима для формирования собственно эмбриональных структур, для органо- и гистогенеза. 



Авторы выражают благодарность доценту факультета информатики Томского госуниверситета В.П. Леонову за помощь в статистическом анализе результатов исследования и сотрудникам группы синтеза нуклеиновых кислот под руководством А.И. Кутмина за синтез олигонуклеотидных праймеров.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Бочков Н.П., Кострова А.А. Соотношение полов у человека в эмбриональном периоде и среди новорожденных // ДАН СССР. 1971. Т. 200. № 4. С. 973 – 976.
    2. Головачёв Г.Д. Наследственность человека и внутриутробная гибель. М.: Медицина, 1983. 152 с.
    3. Назаренко С.А. Изменчивость хромосом и развитие человека. Томск: Изд-во Томского Государственного Университета, 1993. 200 с.
    4. Никитина Т.В. Исследование однородительской дисомии и микросателлитной нестабильности при ранней эмбриональной гибели человека: Автореф. дис. … канд. биол. наук. Томск, 1999. 24 с.
    5. Флейс Дж. Статистические методы для изучения таблиц долей и пропорций. М: Финансы и статистика, 1989. 319 с.
    6. Ariel M., Robinson E., McCarrey J.R. et al. Gamete-specific methylation correlates with imprinting of the murine Xist gene // Nature Genet. 1995. V. 9. № 3. P. 312 - 315.
    7. Bartles I., Hansmann I., Eiben B. Excess of female in chromosomally normal spontaneous abortuses // Am. J. Hum. Genet. 1990. V. 35. № 2. P. 297 - 298.
    8. Be C., Velбsquez P., Youlton R. Spontaneous abortion: cytogenetic study of 609 cases // Rev. Med. Chil. 1997. V. 125. № 3. P. 317 – 322.
    9. Bell K.A., van Deerlin P.G., Haddad B.R., Feinberg R.F. Cytogenetic diagnosis of “normal 46,XX” karyotypes in spontaneous abortions frequently may be misleading // Fertil.Steril. 1999. V.2. P.334 - 341. 
    10. Boue J., Boue A., Lazar P. Retrospective and prospective epidemiological studies of 1500 karyotyped spontaneous human abortions // Teratology. 1975. V. 12. № 1. p. 11 - 26.
    11. Brajenovi-Mili B., Petrovi O., Krasevi M., et al. Chromosomal anomalies in abnormal human pregnancies // Fetal. Diagn. Ther. 1998. V.13. № 3. P. 187 – 191.
    12. Byrne J., Warburton D. Male excess among anatomically normal fetuses in spontaneous abortions // Am. J. Med. Genet. 1987. V. 26. № 3. P. 605 – 611.
    13. Carr D.H. Chromosome studies in selected spontaneous abortions. III. Early pregnancy loss // Obstet. Ginecol. 1971. V. 37. № 5. P. 570 - 574. 
    14. Carr D.H. Cytogenetics and the pathologist // Pathol. Annu. 1975. V. 10. P. 93 - 144.
    15. Carr D.H., Gedeon M.M. Q-banding of chromosomes in human spontaneous abortions // Can. J. Genet. Cytol. 1978. V. 20. № 3. p. 415 - 425.
    16. Daugherty A. GraphPad InStat. GraphPad Software. Version 1.12a. University of Washington. Copyright © 1990. 910348S.
    17. Eiben B., Bartles I., Bahr-Porsch S. et al. Cytogenetic analysis of 750 spontaneous abortions with the direct-preparation method of chorionic villi and its implications for studying genetic causes of pregnancy wastage // Am. J. Hum. Genet. 1990. V. 47. P. 656 - 663.
    18. Goto T, Wright E, Monk M. Paternal X-chromosome inactivation in human trophoblastic cells // Mol. Hum. Reprod. 1997. V. 3. № 1. P. 77 – 80. 
    19. Griffin D.K., Millie E.A., Redline R.W. et al. Cytogenetic analysis of spontaneous abortions: Comparison of techniques and assessment of the incidence of confined placental mosaicism // Am. J. Med. Genet. 1997. V. 72. P. 297 - 301.
    20. Hansmann M., Hackeloer B-J., Staudach A. Ultrasound diagnosis in obstetrics and gynecology. Berlin: Springer-Verlag, 1985. 495 p. 
    21. Hassold T., Chen N., Funkhouser J. et al. A cytogenetic study of 1000 spontaneous abortions // Ann. Hum. Genet. 1980. V. 44. № 2. P. 151 - 178.
    22. Hoshi N., Hanatani K., Kishida T. et al. Chromosomal analysis in 894 induced abortuses from women of advanced maternal age in relation to gestational weeks and fetal sex ratio // J. Obstet. Gynaecol. Res. 1997. V. 23. № 1. P. 1 – 7.
    23. Huether A.C., Martin R.L., Stoppelman S.M. et al. Sex ratio in fetuses and infants with autosomal aneuploidy // Am. J. Med. Genet. 1996. V. 63. № 3. P. 492 - 500.
    24. Johns M.B., Jr., Paulus-Thomas J.E. Purification of human genomic DNA from whole blood using sodium perchlorate in place of phenol // Anal. Biochem. 1989. V. 180. № 2. P. 276 - 278.
    25. Kaslow D.C., Migeon B.R. DNA methylation stabilizes X chromosome inactivation in eutherians, but not in marsupials: evidence for multi-step maintenance of mammalian X dosage compensation // Proc. Nathl. Acad. Sci. USA. 1987. V. 84. P. 6210 - 6214.
    26. Lin C.C., De Braekeleer M., Jamro H. Cytogenetics studies in spontaneous abortion: Calfary experience // Can. J. Genet. Cytol. 1985. V. 27. P. 565 - 570.
    27. Maeda T., Ohno M., Matsunobu A. et al. A cytogenetic survey of 14835 consecutive liveborns // Jinrui Idengaku Zasshi. 1991. V. 31. № 1. P. 117 - 129.
    28. Merz E. Ultrasound in gynecology and obstetrics. Stuttgart: Georg Thieme Verlag, 1991. 343 p.
    29. Migeon B.R., Do T.T. Studies of placenta in search of nonrandom X-inactivation // Amer. J. Hum. Genet. 1978; 30; A 132.
    30. Migeon B.R, Schmidt M., Axelman J., Cullen C. Complete reactivation of X chromosomes from human chorionic villi with a switch to early DNA replication // Proc. Nathl. Acad. Sci. USA. 1986. V. 83. P. 2182 - 2186.
    31. Migeon B.R. X-chromosome inactivation: Molecular mechanisms and genetic consequences // Trends Genet. 1994. V. 10. P. 230 - 234.
    32. Monk M. Mammalian development. A practical approach. Oxford; Washington: IRL Press, 1987. 410 p.
    33. Morton N.E., Hassold T.E., Funkhouser J. et al. Cytogenetic surviellance of spontaneous abortions // Cytogenet. Cell. Genet. 1982. V. 33. P. 232 - 239.
    34. Nonaka K., Desjardins B., Charbonneau H. et al. Marriage season, promptness of successful pregnancy and first-born sex ratio in a historical natural fertility population--evidence for sex-dependent early pregnancy loss? // Int. J. Biometeorol. 1998. V. 42. № 2. P. 89 - 92.
    35. Procter S.E., Watt J.L., Gray E.S. Cytogenetic analysis in 100 spontaneous abortions in North-East Scotland // Clin. Genet. 1986. V. 29. № 2. P. 101 – 103. 
    36. Ropers H.-H., Wollf G., Hitzeroth H.W. Preferential X inactivation in human placenta membranes: in the paternal X inactive in early embryonic development of female mammals? // Hum. Genet. 1978. V. 43. P. 265 - 273.
    37. Seabright M. A rapid banding technique for human chromosomes // Lancet. 1971. V. 2. P. 971 - 972.
    38. Smith M., Creasy M.R., Clarke A., Upadhyaya M. Sex ratio and absence of uniparental disomy in spontaneous abortions with a normal karyotype // Clin.Genet. 1998. V. 4. P. 258 - 261.
    39. Takagi N., Sasaki M. Preferential inactivation of the paternally derived X chromosome in the extraembryonic membranes of the mouse // Nature. 1975. V. 256. P. 640 - 641.
    40. Takagi N., Sugawara O., Sasaki M. Regional and temporal changes in the pattern of X-chromosome replication during postimplantation development of the female mouse // Chromosoma. 1982. V. 85. P. 275 - 286.
    41. Wake N., Takagi N., Sasaki M. Non random inactivation of X chromosome in the rat yolk sac // Nature. 1976. V. 262. P. 580 - 581.
    42. Warburton D., Stein Z., Kline J. Chromosome abnormalities in spontaneous abortions. Data from New York city studies. Human embrionic and fetal death. N. Y.: Academic Press, 1980. p. 261 - 314.
    43. Witt M., Erickson R.P. A rapid method for detection of Y-chromosomal DNA from dried blood specimens by the polymerase chain reaction // Hum. Genet. 1989. V. 82. P. 271 - 274.
    44. Yamamoto M., Ito T., Watanabe G.I. Determination of prenatal sex ratio in man // Ibid. 1977. V. 36. № 3. P. 265 - 269.
 

Если Вы сторонник
использования
статистики,
разместите на своём сайте
HTML-код нашего
баннера:

BIOMETRICA - журнал для сторонников доказательной биологии и медицины


Интересная ссылка

Доказательная или сомнительная?

Зачем нужна статистика в доказательной медицине?


СТАТИСТИЧЕСКИЙ
АНАЛИЗ ДАННЫХ
ДЛЯ ДИССЕРТАНТОВ

Центр БИОСТАТИСТИКА выполняет работы по статистическому анализу экспериментальных данных уже более 30 лет. В его составе исследователи России, США, Израиля, Англии, Канады и других стран. Услугами Центра пользуются аспиранты и докторанты в области медицины, биологии, социологии, психологии и т.д. (См. далее)

Отзывы заказчиков по статистическому анализу данных


Ереванская
Декларация


Логистическая регрессия в медицине


Долгое прощание с лысенковщиной



А. Банержи. Медицинская статистика понятным языком: вводный курс/ пер. с англ. под ред. В.П. Леонова. - М.: Практическая медицина, 2007. - 287 с.: ил.


А. Петри, К. Сэбин. "Наглядная статистика в медицине" /Пер. с англ. В.П.Леонова - М.: ГЭОТАР-МЕД, 2003. - 144с.: ил.

Приложение к русскому изданию книги «Как описывать статистику в медицине. Руководство для авторов, редакторов и рецензентов».
Авторы: Т. А. Ланг, М. Сесик. Перевод с англ. под ред. Леонова В.П. Изд-во:
Практическая Медицина, 2011.
 

Ад русских больниц

Высокую медицину опустили ниже плинтуса

Медведев: Производительность труда вырастет в 1,5 раза за пять лет ("Свежо предание, а верится с трудом")

Кризис «среднего класса»

Неравнодушные! Приглашаем в ДИССЕРНЕТ!
Это не про науку. Это про репутацию и враньё

DisserNet

Дело о крови и лимфе. "Диссернет" всерьёз занялся врачами

«Вопрос не только об автомобилях, но и об унитазах»
Я на совещании в Генпрокуратуре побывала в туалете — там подогреваемые японские унитазы c пультом управления и инструкцией из 16 пунктов, как этим унитазом пользоваться. Он 15 тысяч долларов стоит. Зачем такой унитаз Генпрокуратуре, непонятно. Поэтому вопрос не только об автомобилях, но и об унитазах тоже

Счетная Палата узнала страшное: 70% госконтрактов заключают в «серой зоне» 
В сфере госзакупок доходит до анекдотичных примеров - ёршики для унитазов по 12 тыс. руб. за штуку (мэрия Санкт-Петербурга), комплекты мебели за 4,4 млн (МВД) и ремонт туалета за 1,6 млн (мэрия Красноярска). 

Балацкий Е.В. Диссертационная ловушка

Квинтэссенция государственной мудрости
Slon.ru публикует подборку фрагментов диссертаций высших руководителей страны

Мы ничего не производим Мы собираемся развивать медицину и заботимся о здоровье нации? При этом мы производим медицинской аппаратуры на душу населения в 29 раз меньше, чем США, в 17 раз меньше, чем Германия, а лекарств, соответственно, в 66 и в 31 раз меньше.

Ованесян Р.А. "БЛЕСК И НИЩЕТА" ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ НАУКИ.

Виновный в вымогательстве взяток ректор СГМУ получил условный срок

«Об оскорблении чувств младших научных сотрудников»
Законопроект

Стихотворение длиною в жизнь.
Нина Кудрявцева
Душа и сердце в каждой строчке

Институциональные конфликты в высшей школе

Смена научно-поисковой парадигмы: расследования vs исследования


1997 - 2017.© Василий Леонов. E-mail:

Доказательная или сомнительная? Медицинская наука Кузбасса: статистические аспекты.

Отклики читателей статьи "Доказательная или сомнительная?"

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ

Т. Кун "Структура научных революций"