Яндекс.Метрика Два способа развития науки и история диссертационного дела
Каждый слышит то, что понимает. Гете Трудных наук нет, есть только трудные изложения. А.И. Герцен. Часть материалов сайта доступна только подписчикам. На период подписки они имеют возможность оперативной консультации по статистическому анализу биомедицинских данных. Запрос на подписку направляйте редактору БИОМЕТРИКИ.

 

С. Миронин

ВВЕДЕНИЕ

Написать данную статью меня стимулировала публикация на сайте noopolis.ru — интервью с известным политиком патриотического направления Ю.В. Крупновым, обычно хорошо информированным о том, что происходит в стране. В своих выступлениях Ю.В. Крупнов пытается отстаивать национальные интересы России [1]. Именно поэтому его интервью меня заинтересовало.

В интервью Ю.В. Крупнова сообщается, что Украина уже со следующего года перейдет к болонской системе ученых степеней, то есть, не будет кандидатов и докторов, а будет только степень доктора философии (PhD), как на Западе [2]. До 2010 года переход на такую систему должен произойти во всех странах-участницах Болонского соглашения. То есть, скорее всего, России это тоже предстоит [3]. Так я нашел сообщение о том, что на Украине, действительно, уже с 2008 года на Украине, отменят ученые степени кандидата и доктора наук. Об этом в заявил министр образования и науки Станислав Николаенко… Одним из требований Болонского процесса является отмена двухуровневой системы ученых степеней: кандидат и доктор наук. Высшей и единственной ученой степенью должна стать степень доктора философии (по западной номенклатуре Doctor of Philosophy, или коротко PhD), которая аналогична советской степени кандидата наук. «Те, кто имеет старые степени, их сохранит, но уже с будущего года молодежь при защите диссертации будет получать степень доктора философии», – заявил министр. (http://oligarh.net/?/news/23365/ ).

Мне могут сказать, мол, какое отношение Крупнов имеет к проблеме присуждения ученых степеней? И откуда вы взяли, что России это тоже предстоит? Крупнов сказал? А в ВАКе об этом ничего не знают?

Действительно, еще в 2006 году Председатель ВАК РФ М.П. Кирпичников [4] в ответ на вопрос: «Собираются ли в России отменять нынешнюю докторскую степень, а кандидатов наук считать докторами?» ответил, что ничего подобного в наших планах не просматривается. Если быть более конкретным, то на вопрос, что будет с докторантурой и степенью доктора в России в связи с Болонским и другими процессами, Кирпичников ответил следующие [5]. «Надеюсь, что ничего не будет. За исключением повышения требований при защитах. Я бы хотел разделить некую путаницу, которая часто есть, и, может быть, она коснулась и этого вопроса. Во-первых, послевузовское образование — это не прерогатива системы аттестации. Надо отличать аттестацию научных и педагогических кадров от системы подготовки. Это, скорее, относится к системе подготовки. Болонская декларация — документ очень свободный, который заявляет некие позиции. Даже у тех, кто подписал эту декларацию, всегда есть право выбора. Наиболее разумные страны, которые чтят свою историю и свои традиции, пользуются этим правом выбора, такие страны, как Германия, Франция и т. д. Они принимают действительно все те декларации, которые заключены в Болонской декларации.» Странное неведение ВАКа о требованиях Болонского соглашения и странное слово «надеюсь» Кирпичникова настораживают. Вспомните, еще год назад мало кто предполагал, что Дума так быстро примет законы о переходе на Болонскую систему (подробнее см. здесь [6]).

Ответов на все эти вопросы у меня нет, но дыма без огня не бывает. В нынешнем некомпетентном правительстве все что-то делают и не понимают, что же они делают. Возникает множество вопросов. Почему не провести экспертизу, почему не обнародовать проблему? Почему нет обсуждения в интернете? Мне кажется, что именно поэтому есть смысл начать обсуждать проблему загодя. Создается впечатление, что нынешняя властная элита не понимает грядущей опасности.

Многие [7] считают, что просто страна поменялась и тот уровень образования и науки, который был при СССР поддерживать государство уже не может — в последнее время существует общая тенденция к самоустранению государства ото всюду. Ситуация банальна — к власти пришли люди которые попросту говоря профнепригодны. А теории заговора — это отвлекающий маневр. Может и так, но уж больно все делается настойчиво и последовательно и цель очень четкая — ликвидация технологической независимости России. При этом либералы в правительстве борются с чиновниками-саботажниками, по сути спасающими русскую науку, опираясь на протокол подписания Болонской декларации. Хотя я не могу исключить обычную возможность — хотели как лучше, а получилось как всегда.

Так или иначе, в ответ на вопрос — если сравнивать западную систему научных степеней и российскую? Что чему соответствует на самом деле? Крупнов, в частности, отвечает. «Проблема не в том, что вводится некая лучшая или худшая система, а в том, что мы фактически полностью беспомощны в образовательном и научном плане. Поэтому-то мы и принимаем болонские соглашения, не выдвигая ничего своего, и отсюда с неизбежностью происходит принятие чужой культуры, чужой системы образования и обучения. В этом суть дела. А то, что двухуровневая система научных степенней является нашей уникальной национальной культурной особенностью — это вам скажет любой эксперт, это очевидно. И, безусловно, не имеет никакого смысла отказываться от нашей системы… Сейчас считается, что человек через кандидатскую входит в науку, а через докторскую вносит вклад в науку. Это две совершенно разные вещи. Еще раз повторю — независимо от того, какие есть в реальности диссертации, но все время это требование может и должно быть и со стороны ВАКа, и со стороны общественности [8]».

Должен отметить, ни властная, ни оппозиционная элита нынешней России не понимают сути отличий научных систем Запада и России и не могут даже предположить, к чему приведет слом национальной научной системы. Если идет унификация с Западом, то об этом было известно в 2003 году. Если Россия подписала протокол с оговорками, так и надо об этом четко сказать.

Несмотря на то, что российские власти публично объявили о том, что Россия должна переходить к рынку, многие советские принципы организации общества остаются не тронутыми. Одним из них является система защиты диссертаций. Существует множество мифов в этом вопросе, например, миф о взаимном признании дипломов на Западе. Это не более чем миф. Даже доктора наук Италии не признаются как PhD английские. В разных штатах США дипломы доктора медицины из другого штата требуют подтверждения в данном штате.

Поэтому мне пришлось привлечь немало добавочных сведений, чтобы сделать понятным отличия между двумя системами. О том, что будет с российской наукой после отмены двухстепенной диссертационной системы оценки научной квалификации ученых и пойдет речь в данной статье.

Немного истории

В первой части работы я приведу исторические сведения, чтобы читатель смог понять, как вообще развивалось диссертационное дело.

Чтобы понять, почему так получилось, следует вкратце остановиться на истории становления диссертаций. История мирового диссертациеведения уходит своими корнями во времена далекого Средневековья. Первыми были созданы Болонский (Италия, XI век), Оксфордский (Англия, XII век) и Парижский (Франция, Сорбона, 1215 год) университеты. В университетах Парижа, Оксфорда и Кембриджа зарождалась новая наука. По образцу Болонского и Парижского университетов стали создаваться другие университеты. Их учреждала католическая церковь. Затем университеты возникают в других городах Европы: 1303 г. — Рим, 1306 г. — Орлеан, 1308 г. — Коимбра, 1339 г. — Гренобль, 1347 г. — Прага, 1349 г. — Флоренция, 1357 г. — Сиена, 1364 г. — Краков, 1379 г. — Эрфурт, 1385 г. — Кельн, 1386 г. — Гейдельберг и т.д.

Почетное звание доктора появилось около 1130 года в Болонском университете, в 1231 году Парижский университет начал присваивать степень доктора богословия. В Болонском университете проходила и первая защита диссертации. Университет включал в себя три факультета: философский, медицинский и теологический. Научные специальности усложнялись в соответствии с научными дисциплинами. Университет начал пониматься как учебное заведение, в данном значении он пребывает и в настоящее время. Вначале университеты имели статус цеха. Преподавателями были люди, имеющие лицензию на подготовку учеников [9].

До XVI в. диссертации представляли собой плакаты, с новыми научными положениями, которые заблаговременно до защиты вывешивались в аудитории, где с ними могли ознакомиться все заинтересованные лица. В процедуре публичной защиты не было регламента. Традиционно голосование осуществлялось черными и белыми шарами [10]. В XII — XVI в. диссертации выполнялись в рукописном виде. В XVI в. появляется печатная диссертация и определяется более четко статус диссертации как квалификационной научной работы. Претендент на ученую степень должен был опубликовать научную статью и разослать ее всем заинтересованным ученым, неся при этом все расходы по ее изданию.

Основная масса диссертаций, защищенных в ХVII-ХIХ веках была теологической тематики. Часто темы были искусственными, надуманными, что приводило к схоластике. От диссертанта требовалось в основном показать свою эрудицию, актуальность темы и новизна были не столь важны. В XVII-ХIХ веках диссертационным исследованием можно было назвать любую научную статью. Диссертации писали и для занятия какой-либо должности. И. Канту чтоб получить право стать преподавателем, нужно было пройти хабалитацию, то есть защитить диссертацию, что давало ему звание приват-доцента [11].

В ХVII в. определился статус диссертации как научной письменной квалификационной работы. За защиту платил диссертант, и стоило это больше половины его дохода. В это же время начинают появляться диссертации в виде книг, печатный текст книги дарился всем участникам защиты. Начала развиваться система информирования ученых и заинтересованных о предстоящей защите научной работы.

История научных статей

Теперь два слова об истории научных журналов. Сначала научные данные фиксировались устно или в виде научных инструкций, как считать или как делать. Затем стали публиковаться трактаты. Первым Аристотель внедрил трактаты для описания результатов своего анализа. Публикация новых открытий в форме книг требовала много времени, поскольку автору приходилось ждать, когда он наберет достаточно информации, чтобы оправдать публикацию объемистой книги [12].

В Средневековой Европе в начале института научных статей тоже не было. Вместо публикаций по Европе бродили студенты бакалавры и т.д. Они распространяли науку среди масс. В Средние века и в начале эпохи Возрождения все университеты использовали единый язык латынь, то есть уже тогда научное общество было единым.

Научные журналы появились с 1660-х годов из писем ученых друг другу и в редакцию и потом приобрели вид нынешних статей со списком литературы, указанием методики, предшественников и их критикой. Следовательно, статья, обзор, библиографическая ссылка восходят к очень ранней стадии развития науки.

С 1660-х годов началась публикация научных писем в особых изданиях, которые постепенно приобрели вид современных статей. Со списком литературы, описанием методики. В 1665 г. появились первые два научные журнала. «Журнал де саван» вышел во Франции и «Философские записки» — в Англии. Первый журнал быстро растерял научные характеристики, тогда как «Философские записки» и поныне научный журнал. Видимо, это было связано с тем, что Записки сразу же приняли на вооружение систему пиер ревиюер. Действительно, после учреждения «Философских записок» была определена периодичность их выхода, была определена зачаточная система пиер ревиюер — право совета Королевского научного общества Британии санкционировать очередные выпуски после просмотра их материалов несколькими членами.

Во Франции, Германии и Великобритании научные журналы учреждались как институтами, так и индивидами. В Германии кроме того журналы учреждали отдельные индивиды-ученые и коммерсанты— издатели. В Германии с середины XIX века научные публикации находилась под контролем ученых профессионалов. В Англии — чаще всего журналы учреждали научные сообщества.

С развитием системы научных журналов роль диссертаций на Западе резко упала. А вот число научных журналов стремительно росло. Например, если в начале XIX века было около 100 научных журналов, в 1977 году по данным ЮНЕСКО 34 тысяч наименований журналов [13].

Сейчас для большинства российских ученых, даже работающих на мировом уровне, путь в крупнейшие и наиболее престижные (с высоким импакт фактором) западные журналы закрыт — нет средств. Поэтому российские ученые публикуются в основном в журналах, где не требуется оплата публикации.

Особенности русской науки

Русская наука вышла во многом не из университетов и академий, как на Западе, а из военных училищ и академий. Ключевский пишет, что попытки устраивать в России университеты и академии ни к чему существенно хорошему кроме растрат не вели, а из военных училищ русская наука полилась широким потоком.

Ключевский [14] отмечает, что состояние науки и высшего образования в университетах в 18 веке было плачевным. «… один из современников говорит, что в нем (университете — АВТ.) не только нельзя научиться чему-нибудь, но и можно утратить приобретенные дома добропорядочные манеры.

Совсем по другому обстояло дело в специальных военно-учебных заведениях. В начале царствования Елизаветы их было два — шляхетский сухопутный кадетский корпус, учрежденный в царствование Анны по плану Миниха в 1731 г., и морской кадетский корпус, возникший позднее по докладу коллегии в 1750 г. Первый не был специально военным. Военными экзерцициями занимали воспитанников только один день в неделю, „дабы в обучении другим наукам препятствия не было“. В начале царствования Екатерины издан был новый устав сухопутного шляхетства кадетского корпуса, помеченный 11 сентября 1766 г.» То есть постоянная внешняя угроза войны давала стимул для развития.

Диссертации в дореволюционной России (написано по материалам [15, 16, 17, 18]

Особенностью российско-советской науки является ориентация не на статьи, а на диссертации. Русская наука с самого начала своего развития стала исповедовать несколько другой принцип оценки научности работ. Он был основан не на статье, как кирпичике, содержащем новый научный результат, а на диссертациях, где решались более крупные проблемы, чем в отдельно взятой научной статье западного типа.

Что лучше в ориентации науки на статью или диссертацию? Вопрос этот старый и сложный, и имеет не только на научный, но и культурологический аспект. Существующую систему, которая идет еще с дореволюционных времен и окончательно сформировалась в 50-е годы ХХ века, ругают все, и пытались переделать неоднократно, но каждый раз без особого успеха. Главная ее особенность — двухступенчатость: кандидат — доктор. Как правило доктора старше, опытнее, имеют больше публикаций, учеников, авторитета и т.п.

Государственная образовательная политика царской России предусматривала разделение на учебные округа, которых всего насчитывалось 10. Был принят план строительства университетов, по одному университету в каждом округе — Московский, Петербургский, Казанский и другие. Система высшего образования в России тесно переплеталась с подготовкой научных кадров, что, в свою очередь, связано с развитием отечественного диссертациеведения [19].

Зарождение научного образования на Руси отечественный историк В.О.Ключевский относит к 1649-1650 гг. Термин «диссертация» в России впервые встречается в трудах М.В. Ломоносова, в документах Российской Академии Наук. Этот термин означает научное сочинение, рассуждение о той или иной науке. Диссертация хотя и не имела еще полного статуса квалификационной работы, но рассматривалась как сочинение, которое было необходимо для получения ученой степени. Также устанавливались устные и письменные экзамены, затем соискатель обязан был публично защитить диссертацию на заседании факультета. Первые диссертационные работы появились в России в Московском университете (1755г.) Первыми соискателями стали университетские преподаватели.

Официально открытый в 1765 г Медицинский факультет Московского университета получил право присваивать степень доктора медицины только в 90-х годах XVIII в.

В 1803 г указом императора ученая степень кандидата наук была отменена. Магистерская же степень в России имела высокий научный статус. Магистры получали серебряные знаки отличия, доктора — золотые. Магистерская и докторская диссертации представлялись к защите только на латыни, с 1819 г магистерскую работу было разрешено представлять на русском языке.

Статус диссертации формировался в течение 60 лет с 1803 по 1864 г. Сначала защита носила роль устных и письменных испытаний, которые проходили соискатели научных степеней.

До 1864 г. диссертация чаще представлялась на факультет в виде рукописи или в виде опубликованной книги. В «Положение об ученых степенях 1864 г.» было предписание о предварительной публикации магистерской и докторской диссертаций. К диссертации должны были прилагаться тезисы, объемом не более 4 стр. (Первый автореферат диссертации — АВТ.). Тираж диссертации должен был составлять не менее 300 экземпляров. Одна часть тиража вручалась членам факультетского актива, другая предоставлялась на продажу. Сущность, содержание и качество диссертации непрерывно обсуждалось в научных кругах.

Университетские диссертации, в частности диссертации гуманитарного профиля, с начала XIX в. претерпели существенную эволюцию по форме и по содержанию. По словам Г.Г. Кричевского они прошли путь «от ученического сочинения к научному исследованию». Про институт диссертаций первой половины XIX века современник писал так: «Тогда как на Западе диссертации бывают обыкновенно плодом кропотливого исследования специального вопроса науки, у нас они только в чрезвычайно редких, исключительных случаях получают это значение».

Диссертации первой половины ХIХ века в России были открыты для ознакомления широкому кругу интересующихся лиц, тогда как на Западе те же диссертации были доступны только специалистам. Во второй половине XIX в — начале ХХ в  магистерские и докторские диссертации в России представляли собой уже солидные научные сочинения объемом 200-400 страниц. Диссертации физико-математических факультетов не превышали 200 страниц. В это же время докторская диссертация западноевропейских университетов не превышала 40-50 стр.

Eще более 100 лет назад российская квалификационная система предусматривала издание специальной ежегодной «Серия докторских диссертаций допущенных к защите в Императорской Военно-Медицинской Академии». Диссертации серии тиражировались в количестве 400 (!) экземпляров полного объема и 300 (!) оттисков «краткого резюме» — современных авторефератов, которые затем рассылались по всем университетским библиотекам России [21].

Со второй половины XIX в. диссертации стали публиковать в «Ученых записках», «Известиях» университетов и в специальных журналах, необходимое количество экземпляров представлялось ученому совету при подготовке к защите. Как во второй половине XIX в., так и в начале ХХ в. при рецензировании научной работы старались оценивать «и весь характер общественной деятельности автора».

Процедура получения ученых степеней была узаконена в «Положении о производстве в ученые степени» 1819 г., в которой определялись науки, по которым проводились экзаменационные испытания на присуждение ученых степеней, что дает право предположить, что она является первой номенклатурой научных специальностей.

В 1837, 1844, 1864 годах принимались новые «Положения требований к диссертациям». Менялось количество экзаменов, номенклатура специальностей, появилось разрешение писать диссертации на русском языке, а не на латинском. То есть по мере того, как наука становилась все более массовой, процедура написания диссертаций упрощалась, а число наук, по которым можно было писать научные работы, увеличивалось [22].

Новый универсальный Устав 1835 г укреплял и продолжал дальнейшую централизацию системы подготовки научных кадров. «Положение о производстве в ученые степени» 1844 г изменило порядок сдачи магистерских и докторских испытаний. Важным было то, что этим Положением вводились новые разряды наук, по которым могли присуждаться ученые степени.

Университетский Устав 1863 г. определил, что «действительный студент» — это не ученая степень, а звание, присваивающееся всем окончившим Университет успешно. Последний университетский Устав, утвержденный в 1884 г, был действителен практически до Великой Октябрьской революции. В сравнении с Уставом 1863 г, который был шагом назад (принятым во время контрреформ 1879 — 1881 гг.), им уменьшалось количество университетских кафедр и сокращалось соответственно много профессорских должностей.

В ХIХ веке в среднем ежегодно в России 16 человек становились магистрами, 4 — докторами наук. Если сравнить эти цифры с 31000 дел на звание кандидатов и докторов наук, поступивших в ВАК в 2005 году, то может показаться, что наука в царской России была почти на нулевом уровне. На самом деле это не так. Просто в то время диссертация была огромным вкладом в науку и соответствовала нескольким, а не одной научной маленькой работке, как сейчас.

До революции 1917 г. все законодательные вопросы высшей школы решались либо царем в порядке верховного управления, либо проходили через Государственный совет.

Получение ученой степени и ученого звания имело тесную связь с чиновничьей иерархией и давало право на сословные привилегии и пенсионные выгоды.

Еще раз обращу внимание читателя, что диссертационная система в царской России была двухстепенной. Только вместо нынешней кандидатской диссертации была диссертация на звание магистра.

Диссертации в СССР

В самый момент становления своей власти большевики, зараженные марксизмом и западнизмом, попытались провести реформу диссертационной системы, функционировавшей в царской России. С 1 октября 1918 года отменялись все научные степени и звания. Вместо двухстепенной системы вводилось единое звание ученого специалиста. Не правда ли, напоминает нынешних реформаторов, подспудно обсуждающих ввод единой PhD? Все вузовские преподаватели оказались уволенными и могли быть избранными на свою прежнюю должность лишь пройдя всероссийский публичный конкурс. Однако заменить профессуру оказалось некем и большая часть преподавателей осталась на своих местах. Гражданская война отвлекла тогдашних реформаторов, но наступление на царскую систему подготовки кадров было продолжено с конца 1920 года. Было предложено пересмотреть преподавание общественных наук через призму марксизма [23].

Но жизнь требовала введения государственной системы подготовки научных кадров и поэтому в 1925 году при Наркомпросе была создана аспирантура. В 1926 году в НИИ академии наук учреждаются практиканты, а в 1929 году они преобразуются в аспирантов. Уже в 1929 году в аспирантуре обучалось 3 тыс аспирантов. Была предпринята попытка построения иной системы образования и науки, с этой целью открывается Институт красной профессуры в 1932 г. [24].

Лишь тогда, когда Сталин приобрел в стране огромный авторитет и начал свой знаменитый теперь «русский поворот», он смог приступить к разгребанию завалов, созданных в науке России марксистами-западнистами. 13 января 1934 года Совнарком принял постановление «Об ученых степенях и званиях», которое, по сути, означало возврат к царской системе аттестации научно-педагогических кадров. Вместо существовавшего с 1918 года единого звания ученого специалиста устанавливались ученые степени кандидата и доктора наук, ученые звания ассистента, младшего научного сотрудника, доцента, профессора, действительного члена научного учреждения. к 1.01.1936 г. в СССР было более 2500 профессоров, свыше 3800 доцентов, около 1800 докторов и 3000 кандидатов наук [25].

В том же году вводятся квалификационные комиссии наркоматов, которые могут присуждать ученые степени по 8 научным дисциплинам, по остальным научным дисциплинам присуждал научные степени ВАК. В 1936 году была утверждена ВАК при тогдашнем минвузе для присуждения степени доктора наук и звания профессора. Присуждение степени кандидата наук и звания доцента передавалось в компетенцию научного совета вуза.

Отход Сталина от интернационального догматического марксизма привел к тому, что научные традиции России стали восстанавливаться. В 1937 г. определен перечень отраслей наук, по которым проводится защита диссертаций. С 1941 г. диссертация утверждается ВАК как квалификационная работа: «Диссертация есть самостоятельная работа, в которой присутствуют теоретические знания и способность к самостоятельному научному исследованию». В 1945 г. принимается приказ для всех ученых степеней [26]. Тем самым более чем со 100-летняя дореволюционная практика подготовки русских нашла одобрение и утверждение в сталинском СССР.

В 1947-1950 годах появился институт соискателей. Думалось, что это будет исключение. Но этот институт прижился и стал одним из факторов разрушающих сейчас российскую науку. ВАКу было предоставлено право присуждать ученую степень кандидата наук. В 1948-1956 годах работала докторантура, основные принципы которой были аналогичны аспирантским.

В 60-70 годах были повышены требования к докторским диссертациям. Например, для докторской диссертации требовалось обязательное наличие монографии, опубликованной в издательствах, входивших в список ВАК [27]. Но такие жесткие требования привели к резкому сокращению числа подготовленных докторов наук, что в условиях бурного роста числа вузов, вызвало необходимость ставить заведующих кафедрой кандидата наук. Поэтому постепенно эти жесткие требования были сведены на нет практикой защит. Все это облегчалось тем, что защиты проходили на заседаниях Ученых советов вузов и НИИ, где были собраны специалисты самых разных специальностей. Советы по защитам были практически во всех в ВУЗах и они были широкого профиля. Эти советы зачастую не могли составить квалифицированное заключение о качестве диссертационной работы. Появилось много «блата».

Попытки реформирования науки через ВАК в позднем СССР

Приспособление научного сообщества к требованиям инструкции ВАКа привело к тому, что все большее число соискателей, подготовивших диссертационные работы низкого качества, получали искомую степень. В конце концов правительство решило принять какие-то меры. Но как любая бюрократическая структура, оно действовало, исходя из законов бюрократии. Было решено формализировать саму процедуру защиты.

Новое положение о ВАК СССР было утверждено постановлением Совмина СССР от 8 мая 1975 года. На основе данного положения были созданы специализированные советы по защите диссертаций в рамках одной или двух специальностей. После принятия нового положения советы были оставлены и воссозданы только при крупных научных центрах.

После вступления в 1976 году нового положения ВАК число защищенных докторских диссертаций снизилось в 2 раза и только к середине 1980-х годов оно восстановилось. Анализ данных ВАК показал, что к концу советской власти средний возраст лиц, защитивших докторские диссертации, составлял 55 лет.

Но тут возникла новая проблема. Диссертационная система не давала практического выхода из полученных научных результатов. Наука оторвалась от производства. Бюрократы пытались решить проблемы науки на основе бюрократических процедур и стали требовать внедрения научных результатов. Поэтому 28 мая 1986 года было принято постановление ВАК СССР «Об использовании в практике научных результатов диссертаций».

После этого в ВАК волной хлынули формальные справки о внедрении, например, в медицине резко выросло значение так называемых рационализаторских предложений отраслевого значения. Для этого по инициативе профессора О.Я. Боксера при Втором Московском мединституте была создана отраслевая комиссия по рассмотрению рацпредложений. Не надо думать, что я против этой системы. Ее работа не только помогала внедрению, но и существенно дополняла советскую систему изобретательства и рационализации.

Диссертационная ловушка

В СССР во многом из-за неверной политики ВАКа в отношении публикаций, когда можно было защищать кандидатские, а часто и докторские диссертации без опубликования основных материалов в рецензируемых журналах, звание ученого было существенно девальвировано. Наука в вузах СССР базировалась в основном на диссертациях, а не на научных статьях.

В целом основной целью большинства ученых в СССР была зашита диссертации, а не публикация статьи или решение научной проблемы. Сотни тысяч кандидатов и десятки тысяч докторов наук всеми правдами и неправдами боролись за звания и степени, чтобы потом почить до пенсии на этих лаврах. В 1990 г во всем СССР с его величайшей в мире (хотя может быть второй после США) наукой защищено 35000 кандидатских диссертаций и 5000 докторских [28].

Самый обычный вузовский доцент в 1980?е получал 320 руб. в месяц, как правило, работая от двух до восьми часов в неделю и совместительствуя еще рублей на 200-300. И это не считая репетиторства. При этом средняя зарплата в середине этого десятилетия равнялась 160-180 руб. в месяц.

Я хорошо помню, как мы работали в погоне за степенями и званиями. Для доктора наук целью становилась подготовка как можно большего числа кандидатов наук. Это давало надежду получить звание академика в какой-нибудь из академий. Ни о каком сближении науки с практикой речи не шло. Существенная часть научной работы вузов и многих НИИ оказывалась обыкновенной мистификацией. И ничего другого ожидать не приходилось. Ведь ученые получали зарплату не за выполнение конкретных исследований, а за техничное преодоление препятствий на пути к ученым званиям и степеням. Фильтров против научного шума не было. Поскольку при защите не было двух неизвестных рецензентов. Таким образом СССР стал попадать в диссертационную ловушку.

В СССР пытались решить проблему диссертационной ловушки, но подход к советской науке был сугубо бюрократическим. Кроме того, интуитивно проблему пытались решить созданием НИИ. Создание специализированных НИИ позволяло стране делать ракеты, перекрывать Енисей и добиваться значительных успехов в связанной с военным делом науке.

Тем не менее, многие западные ученые, не находя публикаций у многих советских профессоров, стали очень скептически оценивать их научную квалификацию. В 1991 году эту проблему решал фонд Сороса. И решил ее в западном стиле: ученый — это тот, кто за последние пять лет опубликовал не меньше трех статей в рецензируемых журналах с каким-то минимальным импакт-фактором. Самой большой неожиданностью соросовского эксперимента оказалось то, что на весь бывший Советский Союз таких ученых набралось всего 21 тысяча.

После развала СССР диссертационная ловушка проявила себя в полной мере. Из-за отсутствия финансирования профессиональный уровень российского научного сообщества катастрофически снизился и продолжает снижаться. Зачастую в качестве кандидатских или даже докторских диссертаций успешно защищаются такие работы, которые раньше вряд ли имели шанс «пройти» даже в качестве дипломных. Особенно это касается диссертаций по гуманитарным наукам — философии, политологи, культурологи, истории, где господствует откровенная идеологическая конъюнктура — перепев общих мест господствующей неолиберальной идеологии о «рынке», «общечеловеческих ценностях» и т.д. Все это свидетельствует об удручающе низком уровне гуманитарных дисциплин, его просто не видно: ни нормальных экономистов, ни историков, ни социологов.

Не менее удручающее положение в биологических и медицинских науках. Цитирую Леонова. «Усиливается крайняя отсталость российской биомедицины в области анализа данных математическими методами, что отчетливо проявляется в диссертационных работах и журнальных публикациях. Анализ нескольких сот защищенных кандидатских и докторских работ, порядка 1500 статей таких ведущих отечественных журналов как „Вестник РАМН“, „Бюллетень экспериментальной биологии и медицины“, „Кардиология“ и т.д. и более 50 монографий по биомедицине, показал, что достаточно большая их часть содержит весьма сомнительные результаты статистического анализа наблюдений. В 80% работ авторы ограничиваются использованием всего лишь одного статистического метода проверки своих гипотез, как правило, лишь при сравнении средних. В 17% работ, в которых описываются результаты исследований, статистические методы вообще не упоминаются, хотя поставленные задачи исследования требуют их обязательного применения. В 70% проанализированных работ используется t-критерий Стьюдента без проверки условий правомочности его применения, результатом чего являются весьма сомнительные выводы [29].»

Видны другие угрожающие тенденции. Низкая доля российской провинции, деградация математики. Однако деградация научного сообщества в гораздо большей степени коснулась Москвы.

Нынешняя Россия попала в так называемую диссертационную ловушку [30] — внедрив у себя так называемую рыночную систему, она сохранила почти в прежнем виде диссертационную систему царской России и СССР. В диссертационном российском деле инструкция подмяла под себя науку. Соискатели делают диссеры, а не науку. Да, именно так. Наука в России делается не ради науки, а ради получения научной степени. Зачем нужна ученая степень? Почему так популярна аспирантура и докторантура? Во-первых, за нее доплачивают. Сейчас за кандидатскую диссертацию доплачивают 3000 рублей, а за докторскую 7000 рублей. Хотя доплачивают и не везде, а только там, где ведется научная работа. Во-вторых, быть остепенным очень престижно. Например, считается, что главный врач больницы в Москве должен иметь степень доктора наук. Без этого мол нельзя, хотя никакого отношения к руководящей работе ученая степень не имеет.

Наконец, остепененным полагаются льготы [31]. Согласно ст. 23 Федерального закона 'О воинской обязанности и военной службе' кандидаты наук имеют право на освобождение от военной службы. Согласно тому же закону аспиранты имеют право на отсрочку от призыва на время обучения в аспирантуре. Кроме того, согласно приказу N° 814 Министерства образования (от 27 марта 1998 года) и утвержденному им 'Положению о подготовке научно-педагогических и научных кадров в системе послевузовского профессионального образования в Российской Федерации' для завершения диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук или доктора наук работникам предприятий, учреждений и организаций по месту работы предоставляются отпуска с сохранением средней заработной платы продолжительностью соответственно три или шесть месяцев. Наконец, аспиранты и докторанты имеют право на командировки, в том числе в высшие учебные заведения и научные центры иностранных государств. Предусмотренные законом льготы распространяются только на кандидатов, докторов наук, профессоров, заслуженных деятелей науки, получивших свою степень и звание через государственную ВАК.

Руководство подготовленными диссертантами оценивается сейчас, как вклад в науку, на основе оценки профессоров и научных деятелей. Даже сейчас профессор должен подготовить 2 кандидатов наук. Между тем, научные руководители аспирантов стали меньше внимания обращать на их подготовку [32]. В России как результат деградации науки в целом [33], резко снизилось качество диссертаций. С тем, что в нынешней России «резко упал уровень и кандидатских, и докторских диссертаций», согласен и Марк Урнов (декан факультета прикладной политологии, ГУ-ВШЭ) [34].

Между тем, количество покупных кандидатских и докторских стремительно возрастает, постепенно обесценивая российские научные степени. По данным РАН, за последние годы аспирантура в вузах выросла более чем в четыре раза, а академический сектор — лишь на 20%. Одновременно четко прослеживается снижение числа защищенных докторских диссертаций. Через пять лет докторов наук останется в лучшем случае 50% от того, что есть сейчас, а через десять лет из них останется 20% [35].

Снижение качества диссертационных работ сопровождается резким ростом их количества, особенно по гуманитарным наукам. При увеличении количества защит процент посредственных, бездарных или даже псевдонаучных работ закономерно растет. Парадоксальный факт — число диссертаций по гуманитарным наукам, включая экономику, проводимых через ВАК с советских времен, возросло на порядок [36]. Кандидатские и докторские степени по экономике, философии, юриспруденции, социологии и пр., полученные нашими властями предержащими во время нахождения на министерских постах, в губернаторских креслах или думских комитетах, лично у меня и моих коллег не вызывают ни почтения, ни уважения, а только улыбки и недоумение [37]. О снижении качества диссертаций свидетельствует такой факт, как резкое снижение качества публикаций даже в диссертациях на соискание доктора наук. Возьмем случайно попавшуюся мне диссертацию на соискание доктора философских наук. Из 23 опубликованных по теме диссертации работ только две в журналах, да и то в Известиях местного политехнического университета и в Вестнике педагогического университета.

Диссертационные советы превратились в бюрократические конторы, которые не оценивают новизну работы, а фактически сверяют ее с пунктами формуляра". Прошли те времена, когда защита кандидатской и тем более докторской была событием для вуза, когда на факультет приходилось не более трех-четырех профессоров (но зато действительно, внесших значительный вклад в свою науку, и защищавшихся в крупных научных центрах, зачастую под руководством настоящих светил международного уровня). Теперь в любом провинциальном вузе на каждой кафедре профессоров большинство, защищались они, как правило, в местных советах, и диссертации их — за очень редким исключением! — в лучшем случае представляют собой хорошие грамотные компиляции. Про кандидатов наук «местного производства» и говорить не приходится…

Другим бичом российской науки стала покупка диссертаций. Председатель Высшей аттестационной комиссии академик Михаил Кирпичников считает [38], что девальвация ученых степеней приобрела угрожающий характер и что система государственной аттестации кадров высшей научной квалификации нуждается в оздоровлении. Это связано с тем, что пошла мода на остепененность среди политиков. Говорят [39], что будущий доктор философских наук В. Жириновский звонил в правительство и угрожал сорвать голосование по бюджету, если ВАК не утвердит его докторскую работу.

По мнению Тагира Калимулина, автора работы «Российский рынок диссертационных услуг», докторская работа стоит 20-25 тысяч долларов, кандидатская — 3-8, в зависимости от региона. Самые дорогие работы — это так называемые «диссертации под ключ», когда покупатель абсолютно не участвует в процессе написания и приходит только на защиту". По словам экспертов, наиболее популярными являются работы по экономической и юридической тематике. Такие работы пользуются спросом у чиновников, политиков и среди бизнесменов. Повышение внимания к качеству диссертационных работ привело к стремительному росту цен на российском «рынке диссертационных услуг» [40].

Соискатели имеют все больше возможностей получить степень или существенную помощь в подготовке диссертации и защиты за деньги. (См. сайт www.diser.biz/). Аспиранты и соискатели сейчас тратят на подготовку кандидатской диссертации от 1000 до 3000 у.е. Привожу данные опроса аспирантов и соискателей. При ответе на вопрос «Во сколько Вам обошлось (обойдется) получение ученой степени (ВСЕ расходы вместе)?» около 40% соискателей сообщили, что укладываются в сумму до 1000 у.е [42]. Это тот процент соискателей, которые готовили (готовят) диссертацию самостоятельно и смогли сократить свои расходы (на поиск материала, ксеро— и электронные копии, тиражирование диссертации и автореферата, публикации статей, подарки, банкет и др.) до минимума. Для 34,3% соискателей получение ученой степени обошлось в 1000-3000 у.е. Эта сумма кажется в современных условиях более реальной, особенно для крупных городов. Сумму в 3000-5000 у.е., скорее всего, потратили те, кто заказывал подготовку диссертации «на стороне», но защищал ее своими силами, хотя, конечно, здесь возможны и другие варианты. Таких соискателей оказалось немногим более 10%. 2,6% степень обошлась более чем в 10000 у.е. Это, скорее всего, те, кто заказал «услугу» в полном объеме, с «крышей» в диссертационном совете, а, может быть, и не только там. 11,3% соискателей ответили, что получение ученой степени не стоило им ни гроша. Видимо где-то в России аспирантам и соискателям делают бесплатные ксерокопии, тиражируют автореферат, снабжают бесплатной литературой, расходными материалами и канцелярскими товарами. Это значит, что потом они должны компенсировать свои расходы, вытребовав деньги у студентов.

В России примат диссертаций привел к падению сути науки в вузах. Наука перестала быть наукой. В качестве причин такого положения вещей можно выделить следующие три фактора. Первый и самый важный состоит в том, что вузы сегодня все более и более скудно финансируются со стороны государства. В погоне за «коммерческими деньгами» «престижные» экономические специальности открывают даже технические вузы, не говоря о классических университетах. Обычной стала ситуация, когда количество факультетов в вузе увеличилось в полтора раза с советских времен. Естественно, чем больше студентов, тем больше требуется преподавателей. И не «неостепененных» ассистентов, а обязательно преподавателей с кандидатскими и докторскими дипломами, пусть и на самом деле обладающих не очень высокой квалификацией. Второй. Вузовскому начальству выгодно, чтобы защит было как можно больше. Тогда будет избыток докторов и кандидатов наук и, на каждое место в вузе будет претендовать несколько человек. Третий. Ректорскому лобби выгодно существование именно низкокачественных коммерческих вузов, которые с одной стороны не могут составить конкуренцию госвузам и не отбирают у них абитуриентов, с другой стороны — подкармливают преподавателей госвузов и обеспечивают тем самым высокий уровень доходов самому ректорскому лобби [43].

Попытка повысить качество диссертаций в нынешней России

Нельзя сказать, что нынешнее российское государство не пыталось улучшить положение с наукой. Нарастание негативных тенденций в области защиты диссертаций заставило правительство принять меры. Однако как обычно правительство попыталось решить проблему, используя бюрократические методы. Прежде всего ВАК решил уйти от проблемы, когда в качестве публикаций в диссертациях приводились какие-то полуофициальные отчеты и так далее. Поэтому создан список официальных журналов ВАК.

В 2001 году ВАК Министерства образования Российской Федерации приняла решение, по которому рекомендуется публикация основных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в фиксированном списке. Мотивы принятия этого решения понятны: поставить серьезную преграду слабым диссертациям.

Научной общественности и руководству ВАК были известны не такие уж редкие случаи, когда результаты диссертации публиковались почти исключительно в ведомственном журнале вуза или института, в котором работает соискатель. Президиум Высшей аттестационной комиссии предупредил диссертационные советы, что диссертации на соискание ученой степени доктора наук, защищенные после 1 июля 2004 года без опубликования основных научных результатов в ведущих научных журналах и изданиях, перечень которых утвержден Высшей аттестационной комиссией, будут отклонены в связи с нарушением п. 11 Положения о порядке присуждения ученых степеней. Поэтому сейчас существует перечень ВАКа РФ, где указаны журналы, в которых рекомендуется публиковать результаты исследований будущих докторов наук, он насчитывает около 1000 наименований.

В Перечне ВАКа около тысячи журналов, но из них только около сотни вообще имеют импакт-фактор. Из них только два журнала, обзорные «Успехи химии» и «Успехи физических наук», имеют импакт-фактор больше двойки, то есть безо всяких натяжек могут быть отнесены к ведущим научным изданиям не только России, но и всего мира. (Для сравнения: самые престижные научные журналы Science и Nature имеют импакт-фактор около 30). Кроме них, можно выделить еще два-три десятка российских журналов, публикации в которых чаще всего не остаются незамеченными в мире. Но большинство журналов из этого перечня для общения ученых друг с другом не только в мире, но и даже внутри России не играют практически никакой роли. Однако публикации в такого рода изданиях очень часто фигурируют во всевозможных отчетах, как подтверждение научной состоятельности работы и ее авторов [44].

В правилах ВАК сказано, что большая часть научных данных представленных в диссертации должна быть опубликована в ведущих изданиях. До 2001 года было не ясно, а сколько нужно публикаций. В предельном случае это могла быть даже одна публикация. Считалось, что это уже должны оценивать эксперты, оценивающие диссертацию. Что же касается кандидатских диссертаций, существующим положением вообще раньше никак не регламентировалось количество публикаций в том самом списке журналов ВАК.

Российский фонд фундаментальных исследований также требует, чтобы результаты работы по грантам в обязательном порядке публиковались в российских изданиях [45]. Правы ли они? Думаю, что да. Одной из основных задач для российской науки является возрождение системы русских научных журналов.

Почему возник список российских изданий? Идея введения списка изданий ВАК была в том, чтобы повысить требования к соискателям и снизить возможность защиты низкокачественных работ. Все-таки ВАК находится в России и проводит аттестацию, прежде всего, для России. И поэтому, конечно, необходимо было выделить, прежде всего, российские журналы, где картина была гораздо более пестрая особенно в смысле импакт-фактора и более запутанная, чем для зарубежных изданий, которые действительно являются научными и рецензируемыми, ведущими изданиями.

Итак, идея введения списка изданий ВАК была в том, чтобы повысить требования к соискателям и снизить возможность защиты низкокачественных работ. Но не все согласны с ней. Есть и другие суждения. По мнению профессора МГУ А. Журавлевой [46], ужесточение требований к диссертаций связано с тем, что кандидатам и докторам наук решено доплачивать за степень (3000 и 7000 рублей соответственно), что существенно по сравнению с их зарплатами. Поэтому, по ее мнению, правительство пытается сэкономить и всячески препятствует «появлению новых кандидатов и докторов наук, пока не перемрут старые.»

Критика ВАК и временное отступление

Решение ВАК вызвало шквал критики с двух сторон. Одни считали, что надо было включить в список высокорейтинговые международные журналы, другие стали пробивать идею резкого расширения списка. Ученые действительно высокого уровня, которые регулярно публикуются в международных журналах, часто сетуют, что им приходится отрывать от сердца (в смысле, не публиковать в международном издании) какие-то работы, чтобы с защитой проблем не было!

Но вот под давлением недобросовестных соискателей ВАК существенно изменила свое же решение. В Бюллетене ВАК №4 за 2005 год обнародован список Б. Он содержит издания, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук (2001-2005 годы). Новый список по-прежнему не содержит ни одного международного журнала. Однако расширен радикально за счет включения множества ведомственных журналов. Если в списке А присутствуют 13 журналов с названием «Вестник…» такого-то университета или института, то в списке Б их уже 75! Таким образом, заслон недоброкачественным диссертациям снят или по крайней мере в нем появились широкие бреши.

Если ВАК желал повысить качество диссертаций, то решение могло быть только одно. Заменив списки А и Б списком В. В последний не должен входить ни один ведомственный журнал, даже Вестник МГУ или Вестник СПбГУ. Но в него необходимо добавить все международные научные журналы, в редколлегии которых входят российские ученые, а также другие наиболее престижные международные журналы. Некоторые даже считают, что в список ВАК должны быть включены ВСЕ международные англоязычные журналы, а многие российские региональные журналы должны быть оттуда, наоборот, исключены. Для людей, занятых фундаментальной наукой, публикация в российском журнале (даже центральном) часто приносит мало пользы, кроме очередной строчки в списке работ. Дело в том, при последующей публикации на Западе могут возникнуть проблемы с цитированием опубликованных в России результатов. Рецензенты не очень хотят признавать на веру ссылки на русскоязычные работы (даже при наличии англоязычной версии), ссылаясь на недоступность цитируемого источника большинству читателей. И, в общем-то, зачастую они правы.

Не будем забывать и то, что большинство редакций журналов сосредоточено в Москве, где находятся и руководящие органы основных ведомств, занимающихся биомедицинскими исследованиями. И поэтому на все прочие особенности этого процесса накладывается и то, что редакции журналов неизбежно становятся объектами внимания «телефонного права».

Признание зарубежных журналов

С приходом в ВАК нового председателя были усилены требования к публикациям. Если после введения списка ВАКовских изданий количества публикаций в докторских диссертациях формально было не установлено, то сейчас появились точные цифры. Согласно новым рекомендациям, опубликованным в мае 2006 года, для докторских диссертаций должно быть не менее 6 статей, опубликованных в журналах, которые включены в список ВАК, а для кандидатских — 1 работа в этих журналах.

Долгое время ВАКом не учитывались публикации в зарубежные журналы даже с высоким импакт фактором. И это было, наверное, правильно. Дело в том, чтобы добиться хотя бы минимального уровня публикаций в российских журналах, иначе они исчезнут как класс. Кроме того, до сих пор существенная часть российских ученых не знает английского языка, языка мировой науки. Но в 2006 году ВАК под давлением ученых, работающих за рубежом, внес в список изданий, где должны быть опубликованы результаты диссертаций существенную долю ведущих зарубежных высокоимпактрных журналов.

Ужесточение требований

Дальнейшее ужесточение требований к диссертациям началось после того, как распоряжением председателя правительства России N 2228?р от 16 декабря 2005 года академик РАН Михаил Кирпичников утвержден председателем Высшей аттестационной комиссии (ВАК) [47]. Он начал планомерную борьбу за повышения качества диссертаций. Вначале резко усложнили процедуру защиты в виде доклада. Сейчас в случае защиты диссертации на уровне доклада соискатель звания «доктор наук», обязан иметь 50 публикаций в изданиях ВАК. В конце апреля 2006 года Кирпичников также предложил ввести преследование по административной или уголовной линии как для изготовителей, так и для потребителей диссертаций «под ключ». Теперь, по новому положению, все авторефераты кандидатских диссертаций вывешиваются в Интернете. Это позволяет познакомиться с работой, легче заметить плагиат и повысить ответственность самого диссертанта [48]. По мнению М. Кирпичникова [49], не надо смешивать научную аттестацию с аттестацией деловых и управленческих качеств у госслужащих и представителей бизнеса. Это разные жанры, и должны быть принципиально разные критерии оценки. По мнению председателя ВАК Кирпичникова [50], в первую очередь важно знать, что делают и что публикуют исследователи в российских научных журналах.

Председатель ВАК академик Кирпичников во время своей интернет-конференции заявил, что «ВАК будет нещадно сокращать и прекращать деятельность плохих Диссертационных советов.» Ну сократят их и что. За участие в работе Диссертационного совета сейчас профессору не платят. За официальное оппонирование выплачивают 150 рублей — какие-то копейки, если сравнить с той квалификацией, которая требуется для этой работы. Да и вообще профессор сейчас работа малооплачиваемая, его закрытием совета не испугаешь. Директоров же и ректоров за то, что совет закрыт, никак не наказывают, да и бесполезно это.

В своем интервью Кирпичников нажимал на принцип публичной ответственности. Но какая может быть публичная ответственность, если зарплата профессора меньше зарплаты уборщицы в офисе частника.

В проекте нового Положения о порядке присуждения ученых степеней предполагается предварительное до защиты диссертации выставление на сайте организации, где функционирует диссертационный совет, текста автореферата кандидатской диссертации.

После прихода М. Кирпичникова [51] начато наступление на негосударственную аттестацию научных кадров. В своем интервью Кирпичников [52] несколько слов посвятил вопросам борьбы с негосударственным аналогом ВАК, который носит название высший межакадемический аттестационный комитет (ВМАК). Он присуждает ученые степени, не признаваемые государственным ВАКом России. А ведь его деятельность как раз в русле реформ Болонского процесса. ВАК фактически ликвидировала сеть резервных советов, которые, по сути, представляли окошко для слабых диссертаций. Сейчас в систему ВАК входят 3600 диссертационных советов. Ежегодно через аттестационные советы ВАКа защищается около 4200 докторов наук.

По мнению председателя ВАК акад. М. Кирпичникова [53], в России совершенно неадекватная потребностям сеть аспирантур. Чересчур много мест по гуманитарным специальностям и явный недобор аспирантов по разделам естественных и технических наук. В 2005 году через диссертационные советы прошло около пяти тысяч докторских работ и 30 тысяч — кандидатских. Не утверждено ВАКом более 900 диссертаций [54]

Интересно, что в последние годы функции ВАКа были отнесены непосредственно к функциям Минобрнауки России, но состав ВАКа и персонально председатель утверждались правительством. РАН и Российский союз ректоров предложили вернуть ВАК в непосредственное ведение правительства РФ. Так вот, на взгляд М. Кирпичникова, ВАК был искусственно встроен в систему министерства образования [55]. На взгляд Кирпичникова [56], именно этот вариант может дать системе аттестации наибольшую независимость и позволит избежать конфликта интересов. Другой вариант — ВАК не только при минобрнауки, но и при РАН и Российском союзе ректоров. По мнению проректора МГУ В. Миронова [57], «самый негативный момент, это что ВАК в настоящий момент подчинен непосредственно министерству. На самом деле, даже в советское время ВАК был достаточно независим…» Положительным моментом реформы Миронов называет «использование Интернета. Теперь по новому положению все авторефераты кандидатских диссертаций вывешиваются в Интернете», а также «ужесточение в сфере защит докторских диссертаций… в частности, в вопросе ужесточения защит по монографиям, потому что сейчас монографии печатаются легко при наличии средств или связей, и это тоже проблема.»

По мнению проф. В. Миронова [58], серьезной проблемой является факт практически бесплатной работы оппонентов. «В некоторых случаях оппонент получает за работу 150 рублей, а ведь прочесть большую работу в наше время — это труд…» То же касается верхушки ВАКа — «там тоже … люди работают на общественных началах, а это все-таки 4-5 интенсивных заседаний в месяц.»

В научном отношении Россия откатилась в ряд стран Третьего мира. Я уже наглядно показывал это в своих публикациях [59]. Почему это происходит? А вот почему. На Западе в науку берут в основном людей, которые доказали, что могут работать в науке или готовы выполнять имеющиеся на Западе правила игры. Их отбирают на основе рекомендаций. Человек, не имеющий рекомендации от ученого или другого специалиста, известного на Западе, не имеет никаких шансов устроиться на работу.

Уже стало повсеместным правилом не брать на работу выпускников из так называемых неизвестных стран. Это основные страны третьего мира. Туда раньше входили Китай и Индия. Но благодаря увеличившейся за последние годы научной эмиграции, китайцы и индусы открыли канал для получения работы на Западе через рекомендации своих земляков. Кроме того, правительства Китая и Индии развивают современные научные центры, откуда выходят неплохие научные работы, публикующиеся в международных научных журналах. Человек, публикующий свои работы в престижном научном журнале, имеет хороший шанс найти место в приличной научной лаборатории стран Золотого миллиарда. Он уже не выходец из незнакомой страны.

Напротив, Россия до последнего времени из-за хорошо развитых научных школ не была в числе неизвестных стран, но быстро туда переходит. Дело в том, что наука в России стремительно деградирует. Остаются лишь островки, где современные исследования поддерживаются либо за счет международных грантов, либо за счет постоянных поездок членов лаборатории в западные научные коллективы. Так, пока берут выпускников МГУ, ряда других московских вузов. Но вот выпускнику периферийного вуза получить место в западной лаборатории или фирме практически невозможно, если конечно, у него нет знакомого русского эмигранта на Западе.

Вред соискательства

Одной из основных ошибок советских руководителей в развитии науки в СССР стало введение института соискательства. Мне кажется, что введение соискательства было временной мерой, но, как говорят, нет ничего более постоянного, чем временное. Пока был жесткий государственный контроль за качеством диссертаций, соискательство в целом, не очень мешало функционированию советской науки, но как только государство ушло из многих сфер и в частности резко сократило свое присутствие в науке, сразу проявились коррупционные возможности соискательства. Развелось множество частных квалификационных комиссий типа ВМАК.

(Продолжение следует)

ССЫЛКИ

1?3. http://www.noopolis.ru/articles/1051.shtml

4. Емельяненков А. 2006. Возведение в степень. «Российская газета» (Федеральный выпуск) N° 4053. http://www.rg.ru/2006/04/26/kirpichnikov.html

5. http://www.garant.ru/iconf/show.php?id=54&make=print

6. http://www.za-nauku.pochta.ru/docs/Goals_process.htm

7. http://www.contr-tv.ru/comments/2307/

8. http://www.noopolis.ru/articles/1051.shtml

9. rumchten.rsl.ru/2006/ru/upload/doc/1132909135.doc

10?11. rumchten.rsl.ru/2006/ru/upload/doc/1132909135.doc

12. Петров M.K. 2004. История европейской культурной традиции и ее проблемы. M. Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). С. 539 (Ист. 193 — С. 21).

13. Качунов С., Брадинов Б., Симеонова К. и др. 1985. Основы науковедения. М. Наука. 431 стр. С. 220.

14. Ключевский В.О. Курс русской истории. http://www.magister.msk.ru/library/history/history1.htm

15. Иванов А.Е. 1994. Ученые степени в Российской империи ХУШ в. — 1917 г. М., РАН инст. Российской истории, 200 стр.

16. Кричевский Г.Г. 1985. Ученые степени в университетах дореволюционной России // История СССР. № 2. М. «Наука». С. 141?153.

17. rumchten.rsl.ru/2006/ru/upload/doc/1132909135.doc

18. Яковлев В.П. 1971. Политика русского самодержавия в университетском вопросе (1905?1911 гг.) Автореф. Дис. канд. ист. наук. Л.

19. rumchten.rsl.ru/2006/ru/upload/doc/1132909135.doc

20. Кричевский Г.Г. 1985.

21. http://www.biometrica.tomsk.ru/history.htm

22. rumchten.rsl.ru/2006/ru/upload/doc/1132909135.doc

23. Милов Л.В. (ред.) 2006. История России XX — начала XXI века. М. Эксмо. С. 331.

24. rumchten.rsl.ru/2006/ru/upload/doc/1132909135.doc

25. Милов Л.В. (ред.) 2006. С. 451.

26. rumchten.rsl.ru/2006/ru/upload/doc/1132909135.doc

27. http://www.auditorium.ru/books/560/

28. Юсупов Р.М. 2006. Наука и национальная безопасность. СПб. Наука. С. 178.

29. http://www.biometrica.tomsk.ru/history.htm

30. http://www.biometrica.tomsk.ru/disser_trap.htm

31. http://www.diser.biz/

32. http://aspirantura.com/4.htm

33. http://www.za-nauku.pochta.ru/docs/mironin_china_russia.htm

34. http://www.russ.ru/culture/kolonki/vakhanaliya_2006_2007

35. http://www.sciencerf.ru/client/doctrine.aspx?ob_no=1191&cat_ob_no=225

36. http://www.sciencerf.ru/client/doctrine.aspx?ob_no=1191&cat_ob_no=225

37. http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10239859@SV_Articles

38. http://www.biometrica.tomsk.ru/vak_6.htm

39?40. http://www.diser.biz/

41. http://www.compromat.ru/main/nauka/a.htm

42. http://aspirantura.com/4.htm

43. http://www.contr-tv.ru/common/1250/

44?45. http://www.researcher-at.ru/index.php?option=content&task=view&id=305

46. http://www.russ.ru/culture/kolonki/vakhanaliya_2006_2007

47. Справка. Должность председателя ВАК M. Кирпичников совмещает с обязанностями проректора, начальника управления инновационной политики и организации инновационной деятельности Московского государственного университета. Ранее выпускник МФТИ М.П. Кирпичников работал в Институте молекулярной биологии АН СССР и в Институте биоорганической химии РАН, в 1987 году защитил диссертацию на соискание степени доктора биологических наук. С 1989 по 2004 год находился на государственной службе, в том числе на должностях министра науки и технологий Российской Федерации, первого заместителя министра промышленности, науки и технологий РФ. В научных кругах М.П. Кирпичников известен как крупный специалист в области физико-химической биологии, белковой инженерии и биотехнологии, автор более 250 научных работ и многих патентов. См. также http://www.compromat.ru/main/nauka/kirpichnikov.htm

48. http://www.russ.ru/culture/kolonki/vakhanaliya_2006_2007

49?56. Емельяненков А. 2006.

57?58. http://www.russ.ru/culture/kolonki/vakhanaliya_2006_2007

59. http://www.za-nauku.pochta.ru/docs/mironin_china_russia.htm

 


Наш адрес:

1997 - 2017.© Василий Леонов
Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ.