Яндекс.Метрика Гальтон Френсис
Каждый слышит то, что понимает. Гете

Часть учебно-методических материалов сайта, в том числе электронная библиотека, доступны только заказчикам работ по анализу данных для кандидатских и докторских диссертаций, а также слушателям системы дистанционного обучения и консультаций. Запрос на выполнение анализа данных, обучение и консультации направляйте на мэйл

Логистическая регрессия в медицине и биологии

Доказательная или сомнительная? Медицинская наука Кузбасса: статистические аспекты.

ВАК будет размещать диссертации в интернете до защиты

Почему и как надо учить медиков статистике?
Доклад на Международной конференции по доказательной медицине в Ереване (18 - 20.10.2012)

ВАК для учёных? или ВАК для… бумагомарак? «ТРОИЦКИЙ ВАРИАНТ» № 8 (127), 2013 год.

Гальтон Френсис - выдающийся учёный-энциклопедист 

К 175-летию со дня рождения

 

Фрэнсис Гальтон в возрасте 75 лет

     Сто семьдесят пять лет назад, 16 февраля 1822 года, в семье зажиточного английского банкира и активиста секты квакеров Самуэля Гальтона, в его родовом имении близ Бирмингема, родился девятый и последний в семье сын - Френсис. Он рос вудеркиндом. В полтора года Френсис знал алфавит, в два с половиной стал читать, а в три - писать; в четыре года он уже знал наизусть стихи по-латыни, арифметику и немного французский язык, в шесть - всю английскую классическую литературу, включая Шекспира; при этом, прочтя страницу дважды, он повторяет ее слово в слово наизусть. В восемь лет Гальтон уже читает в подлиннике “Метаморфозы” Овидия и другие произведения античной классики. 

     По настоянию отца в 1840 году Френсис поступил в Кембриджский университет, где он учился на врача, но к концу обучения охладел к выбранной профессии, получил естественно-научное образование и занялся географией. Френсис Гальтон прожил долгую жизнь (1822-1911), и с возрастом круг его интересов неизменно расширялся. 

     Это был, по словам К.А.Тимирязева, “один из оригинальнейших ученых исследователей и мыслителей современной Англии”. Круг интересов Гальтона был чрезвычайно широк: в молодости он много путешествовал, занимался этнографией и географией человека; увлекался метеорологией; после он изучал наследственность человека, талант и способности, разработал методику генеалогического анализа (изучения родословных); впервые использовал метод исследования близнецов в биологии и в психологии (“близнецовый анализ”); внёс немалый вклад в теорию статистики, в частности, первым применил статистический анализ в биологии человека и психологии; был одним из основоположников экспериментальной психологии и первым ввел в нее применяемые теперь так широко психологические тесты и опросники; разработал антропометрию - исследование человека путем измерения его внешних анатомических признаков, в частности, занимался дактилоскопией - исследованием кожных пальцевых узоров; он же был основоположником евгеники - учения об улучшении наследственности человека. 

     В 1850 Гальтон отправился в путешествие в Южную Африку, которое продолжалось два года. Там он развился как географ и этнограф, а также собрал материалы для будущих евгенических исследований. Результатом путешествия стала книга под названием “Рассказ исследователя тропической Южной Африки”. За нее Гальтон был награжден золотой медалью географического общества. 

     Второй, после географии, страстью Гальтона была климатология и метеорология. Он первым стал публиковать метеорологические карты Европы и атласы; первым (1863 г.) установил в атмосфере области с повышенным давлением и с максимумом в центре, названные им “антициклонами”. 

     В это же время он занялся генетикой человека и изучением наследственности таланта и способностей. В 1865 г. он опубликовал статью “Наследственный талант и характер”, а четырьмя годами позднее (1869) фундаментальную монографию “Наследственность таланта”. Прежде всего отметим, что уже в первой работе Гальтон делает очень важное обобщение: психические свойства человека наследуются в той же мере, в коей наследуются свойства физические. В то время это правило было ещё далеко не очевидным. Далее он пишет о равном вкладе в наследственность детей со стороны и отца и матери; опять же вопрос этот в то время был ещё дискуссионным. 

Изучая биографии талантливых людей - он проследил родство около четырехсот знаменитых людей, - Гальтон опровергает очень распространенное в то время мнение о том, что одаренные люди имеют “слабое тело”. Он делает вывод, что “большинство больших людей - крепкие животные”. Главный вывод Гальтона - наследование способностей и таланта: “Ровно половина из числа наиболее знаменитых людей, - пишет он, - имеет одного или нескольких выдающихся родственников”. Наследственны, по мнению Гальтона, не только способности и талант, но и другие психические и биологические свойства: склонность к пьянству, к бродяжничеству, к туберкулезу, болезням сердца и к долголетию, а также мораль и религия. 

     Большим достижением Гальтона была “теория корня”. Подобно многолетнему травянистому растению, наследственность которого скрыта в зимующем корне и проявляется снова и снова весной, когда растение всходит, наследственность человека, скрытая в половых клетках, проявляется в период формирования организма. Эта теория предвосхитила идею Вейсмана о “зачатковом пути”, то есть, по сути дела, современные представления о развертывании генетической программы, скрытой в половых клетках. Добавим, что в те времена большинство современников Гальтона, в том числе его друг Герберт Спенсер и его двоюродный брат Чарльз Дарвин, полагали, что в формировании организма большую или даже ведущую роль играют факторы среды. 

     Для доказательства ведущей роли наследственности в формировании организма Гальтон использовал новый, им разработанный и введенный в науку метод близнецового анализа. Он первым различил два типа близнецов: однояйцовые и двуяйцовые. Первых в его исследовании было 35 пар. Они не различались по внешности, цвету глаз и волос, росту, весу, силе, но различались по почерку. Признаки сходства не ослабевают с возрастом: пожилые однояйцовые близнецы похожи друг на друга, как близнецы в детстве. Они даже заболевают одними и теми же болезнями. Что же касается психологического сходства, то Гальтон приводит в качестве его доказательства один анекдотический пример: два близнеца купили на день рождения друг другу в качестве подарков одинаковые бокалы для шампанского, причем один из них сделал эту покупку в Англии, а другой - в Шотландии. 

     Изучая наследственную предрасположенность к рождению близнецов, Гальтон пришел к выводу, что у родственников близнецов в два с половиной раза больше шансов стать близнецами, чем у прочих. 

     Гальтон первым ввел в психологию измерение. Он изучал реакцию кожи на температуру и прикосновение, изучал функции зрения, слуха, обоняния, вкуса и кинестезии (мышечного чувства). Благодаря этим работам его можно считать одним из основоположников экспериментальной психологии. Многие приборы, сконструированные им для измерения сенсорных реакций, с незначительными модификациями используются психологами и физиологами по сей день. Он первым экспериментально установил, что пожилые люди высокие звуки слышат хуже, чем молодые; первым сконструировал прибор для измерения времени реакций. В конце ХIХ века Гальтон стал одним из инициаторов введения в психологию тестовых испытаний, причем сам термин “тест” в применении к психологии был введен им.

     Наши сведения о росте, весе, пропорциях и скорости полового созревания людей до начала ХХ века исключительно скудны, главным образом, оттого, что в те времена массовых антропометрических обследований школьников, студентов, новобранцев никто не производил. Впервые о необходимости широкого применения антропометрии в школах и университетах заговорил Френсис Гальтон. Сам проводя такие исследования, он установил, что сельские мальчики четырнадцатилетнего возраста на один и четверть дюйма выше и на семь фунтов тяжелее их городских сверстников. (Отметим, что в наши дни городские школьники, напротив, выше и тяжелее сельских.) Методики антропометрических измерений, разработанные Гальтоном, в наши дни усовершенствованы, но многие введенные им замеры - объем груди при вдохе и выдохе, оценка силы мышц по обхвату предплечья в напряжении и расслабленного и другие - используются антропометристами и в наше время. 

     Дактилоскопия - исследование отпечатков пальцев - принята в уголовном розыске всего мира. Ее открытие было переворотом в криминалистике. Но не всем известно, что это открытие было сделано все тем же Френсисом Гальтоном. Правда, поначалу судебные эксперты не оценили его значения. В 1911 году из Лувра была украдена знаменитая “Джоконда” Леонардо да Винчи. На стекле рамы сохранились отпечатки пальцев, по которым был идентифицирован и пойман вор. Только после этого прогремевшего по всему свету удачного расследования метод Гальтона был признан. Гальтон изучил 5000 пальцевых узоров 500 человек; ему удалось показать, что они не меняются в течение жизни и полностью восстанавливаются в случае повреждения, например, обваривания кипятком. 

     Мы уже упоминали о том, что Гальтон первым ввел в биологию и психологию математические методы. Самым интересным здесь было учение о корреляциях. Например, в антропометрии: длина ноги у пропорционально сложенного человека коррелирует с длиной руки; если такая корреляция нарушена (к примеру, у человека непропорционально длинные руки и короткие ноги), мы говорим об уродстве или дисплазии. В 1888 году Гальтон сделал на эту тему доклад на заседании Королевского общества, он назывался “Корреляции и их измерение, преимущественно по антропометрическим данным”. Величина корреляции выражается коэффициентом корреляции; этот показатель широко используют в наши дни, его можно найти в любом учебнике вариационной статистики и биометрии. 

     Гальтон был ученым-многоборцем, но более всего он известен как основоположник новой науки - евгеники, что в переводе с древнегреческого означает “наука о благорождении”. Сам Гальтон определял евгенику как науку об “улучшении рода”. По его идее она - часть науки об улучшении видов, она включает в себя и животноводство, и растениеводство. Согласно учению Дарвина, выведение новых сортов растений и пород животных осуществляется методом искусственного отбора, т.е. отбора разумного, направляемого человеком. В дикой природе видообразование осуществляется путем естественного отбора, идущего стихийно и нецеленаправленно. Искусственный отбор намного эффективнее и быстрее естественного: если распространить его принципы на человека, то его, как и сельскохозяйственные растения и домашних животных, можно усовершенствовать и облагородить. 

Но животных селекционеры скрещивают насильно, а как быть с человеком? Его надо просвещать! Гальтон подчеркивал важность распространения знаний о наследственности и эволюции. Человек должен сознательно исправлять и ускорять эволюцию своего вида, активно вмешиваясь в ее ход; одна только биологическая эволюция делает это слишком медленно и с ошибками. Человек должен сознавать “моральный долг” влиять на ход своей эволюции; стремление улучшить человеческий род должно стать новой религией человечества. “Если бы одна двадцатая доля стоимости и труда, которые тратятся на улучшение пород лошадей и собак, была затрачена на улучшение человеческой расы, - писал Гальтон, - какую бы галактику гениев мы могли бы создать!” 

     Представление о врожденном неравенстве людей имеет долгую историю: оно было сформулировано ещё в “Государстве” Платона. Гальтон по этому поводу писал: “Таким образом, мы приходим к неоспоримому, хотя, быть может, и неожиданному заключению, что люди выдающейся даровитости по отношению к посредственности стоят настолько же высоко, насколько идиоты стоят ниже ее”. Отметим: хотя Гальтон отрицал природное равенство людей, он оставался демократом: он подчеркивал, что аристократическое происхождение не имеет значения, поскольку хорошие качества не являются привилегией аристократов. В качестве примера он приводил выдающегося французского математика Д’Аламбера, выходца из пролетарской семьи, но уже к 24 годам ставшего ученым высшего ранга. Главная мысль генетических изысканий Гальтона - наследственность значительно важнее роли средовых факторов; эту мысль он пытался обосновать с помощью близнецового анализа. 

Он переносил на человечество дарвиновскую теорию естественного отбора: “слабые нации” должны исчезать, их вытесняют в процессе естественного отбора “сильные нации”. Однако в современном обществе отбор (стихийный, неразумный) приводит зачастую к более интенсивному размножению и, соответственно, к увеличению пропорций в обществе более слабых. 

     Одной из причин меньшей плодовитости элиты Гальтон считал тенденцию к более позднему вступлению в брак ее представителей. Обязанность государства, по Гальтону, состоит в создании условий для более ранних браков наиболее достойных членов общества и для их раннего воспроизводства (льготы на приобретение хороших квартир и домов, уменьшение платы за жилье). 

     Гальтон полагал, что помощь общественной элите, создание условий, благоприятствующих ее воспроизведению, важнее помощи нищим; он противопоставлял сентиментальному состраданию бедным “более мужественное желание поддержать одаренных природой и национальную эффективность будущих поколений”. 

     Другая причина меньшей скорости воспроизводства общественной элиты - безбрачие, поощряемое католической церковью. Как истиный квакер, Гальтон выступал против нее: в период средневековья ученые, философы, литераторы находили пристанище в лоне церкви и обрекали себя на безбрачие, размножалась же самая грубая часть населения; самые смелые умы становились жертвой инквизиции - церковь “очищала нацию от свободомыслящих; она “деморализовала общество системой преследования всего, что было умного, искреннего и свободного. Кровь кипит при мысли о слепом безумии”. 

     Люди не равноценны, и только контроль рождаемости может уравновесить количественные отношения между “кастами”. “Слабые нации мира неизбежно должны уступить дорогу более благородным вариететам человечества...”. Тем не менее расизм Гальтона носит не агрессивный, а академический характер: он никогда не был сторонником рабства (более того, квакеры, к которым он принадлежал, сыграли немалую роль в отмене рабства и в освобождении американских негров) или уничтожения “низших рас”. 

По инициативе Гальтона в 1904 г. при Лондонском университете была организована Национальная евгеническая лаборатория (или, как ее все называли, “Лаборатория Гальтона”), а через три года в Лондоне возникло “Общество евгенического воспитания”, Гальтон стал почетным его президентом. Между прочим, членами этого общества были и Бернард Шоу, и Герберт Уэллс, -последний по образованию был биологом-эволюционистом, учеником сэра Томаса Хаксли (или Гексли), сподвижника Дарвина и друга Гальтона; заметим, к слову, что внук Томаса Хаксли - Олдос Хаксли - тоже был известным писателем, автором антиутопии “Прекрасный новый мир”. 

     Евгеника была широко признана в первой половине ХХ века: в 1912 году (через год после смерти Гальтона) в Лондоне состоялся Интернациональный конгресс по евгенике, следующие два конгресса состоялись в Нью-Йорке в 1921 и 1932 годах. 

     В нашей стране в двадцатые годы возникло Евгеническое общество, издавался “Российский евгенический журнал”. В тридцатые годы евгеника была заклеймена как наука, оправдывающая неравенство и расизм. И не только в нашей стране! Немалую роль в том, что ученые и гуманисты стали отворачиваться от евгеники, сыграло то, что евгеника стала терять свое первичное академическое и гуманистическое начало, что в нее все более и более стал просачиваться дух расизма. Нобелевский лауреат, иммунолог Шарль Рише выступал против кровосмешения, отстаивал идеи “чистоты высшей расы”; другой нобелевский лауреат, величайший хирург, первый врач, осуществивший пересадку органов, - Алексис Каррель в книге “Это неизвестное существо человек” предлагал восстановить аристократию через усиление ослабевшего отбора, он также оправдывал телесные наказания и эвтаназию. Не только в Европе во времена Третьего Рейха, но и в Америке такого рода “евгенические” идеи воплощались в жизнь. Например, в США только в 1935 году было проведено 21539 операций по стерилизации умственно отсталых. Еше один нобелевский лауреат, Питер Медавар, провозгласил: “Над евгеникой витает нестерпимый запах газовой камеры”. 

     Но... прежде чем принять или не принять такое обвинение, попытаемся подойти к евгенике с возможной мерой научной объективности. Напомним, что евгеника включает два направления: позитивное и негативное. Первое - позитивное - оправдывает такие государственные мероприятия, как специальный подбор лучших пар с целью получения от них самого полноценного потомства. Более чем очевидно, что такое ограничение одной из главных свобод человека - свободы выбора супруга - вступает в вопиющее противоречие с основными правами человека и потому оно сродни фашизму и расизму. 

     Мероприятия второго - негативного направления состоят в ограничении рождаемости лиц с явной наследственной отягощенностью; такое ограничение может быть как императивным - запрещёние иметь детей лицам с тяжелыми психическими заболеваниями наследственной природы, так и неимперативным, в форме советов и предостережений семьям, в которых велик риск рождения ребенка с наследственной аномалией. Негативная евгеника принята в наше время во всех цивилизованных странах, в том числе и у нас, но, конечно, не в форме стерилизации “неполноценных представителей рода человеческого”, а только в виде медико-генетического консультирования или, в крайних случаях, в ограничении брачных связей лиц с тяжелыми психическими дефектами наследственной природы. 

     Гальтон умер в 1911 году, на 89-м году жизни. Через три года после смерти Гальтона его ученик Карл Пирсон опубликовал генеалогию учителя. Она охватывает около 50 поколений. Оказалось, что среди давних предков Гальтона были такие известные люди, как император Карл Великий, киевский князь Ярослав Мудрый, король Англии Вильгельм Завоеватель и ещё несколько английских королей. Дед Гальтона - Эразм Дарвин (он приходился также дедом великому Чарльзу Дарвину) был выдающимся врачом, натуралистом и поэтом. 

А. РУДКЕВИЧ

1997 - 2017.© Василий Леонов. E-mail:

Доказательная или сомнительная? Медицинская наука Кузбасса: статистические аспекты.

Отклики читателей статьи "Доказательная или сомнительная?"

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ

Т. Кун "Структура научных революций