Яндекс.Метрика Куда мы идем
Ирина Ройко
Куда мы идем

Для начала немного статистики: из родившихся 16343 детей в 1998 году в Удмуртии - 934 - это дети с врожденными пороками развития (по данным медико-генетического центра). Количество таких детей постоянно и неуклонно растет. Для сравнения: в 1996 году на 14.5 тысяч новорожденных было 664 ребенка с различными патологиями. Врожденные пороки вывели Удмуртию на второе место по младенческой смертности и инвалидизации детей. Почему таких детей становится все больше и больше? Каковы причины? Кто виноват? Можно ли изменить эту ситуацию и не допустить появления новой чумы, чумы ХХI века? Если да, то как? От кого это зависит? На эти вопросы мы попросили ответить Осипову Елену Валерьевну, заведующую медико-генетической консультацией.

-Причин несколько. Самая серьезная из них - это, конечно, наша экология. Показателем экологической загрязненности региона считается синдром Дауна, его частота. У нас в Удмуртии его частота - один на шестьсот родов. В Московской области - один на восемьсот.

Вторая причина, бесспорно вытекающая из первой, - это наше здоровье, неправильное питание. У нас на приеме беременные женщины иногда в голодный обморок падают. Очень часто они приходят и уже не помнят запаха мяса. Некоторые, конечно, вегетарианки по принципиальным соображениям, но в основном - от бедности. Вы знаете, что необходимое количество магния и цинка беременная женщина может набрать только из мяса. В противном случае у плода развиваются пороки центральной нервной системы. Есть еще один источник магния и цинка - это супердорогие американские поливитамины. Но если у женщины денег на мясо не хватает, то на эти витамины и подавно не хватит.

Каждый из нас при нашей хлорированной воде в год съедает по три килограмма хлорки. Представьте пакет с тремя килограммами хлорки! Мне кажется, если нас поместить в чистые экологические условия, то мы там просто не выживем.

Нитриты, нитраты - даже смысла нет о них говорить. В наших рыбных, мясных консервах содержатся лечебные дозы антибиотиков. Заболел ангиной - поел, полечился. В овощных консервах содержатся лечебные дозы аспирина.

Мы не интересуемся своим здоровьем до тех пор, пока не заболеем. Восемьдесят пять процентов нашего приема - это семьи, в которых трагедия уже свершилась. На Западе восемьдесят процентов приходят еще до того, как они запланируют беременность. Они приходят к врачу - генетику узнать, что им необходимо сделать, чтобы родить здорового ребенка.

Профессиональные вредности - отдельная глава. Сегодня на самых низкооплачиваемых, грязных работах у нас заняты в основном женщины. На Западе такого нет: там - либо автоматы, либо мужчины. Дело в том, что когда рождается девочка, природа ей дает фолликулы, которые затем превращаются в яйцеклетки. Они могут либо погибать, либо оплодотворяться. Но в течение всей жизни не появится ни один новый фолликул. Девочка растет, болеет, мама сама ее лечит различными медикаментами, потом девочка приобретает вредные привычки, профессиональные вредности, и в результате - качества этих половых клеточек становятся все хуже и хуже. С точки зрения генетиков, женщина становится пожилой в тридцать пять лет. Именно с этого возраста мы наблюдаем, как учащаются случаи рождения ребенка с синдромом Дауна: до тридцати пяти лет - один на шестьсот родов, после тридцати пяти возрастает в 4,8 раза, после сорока одного года - один на шестьдесят, то есть учащается в десять раз.

У мужчин все не так. В тринадцать - четырнадцать лет у мальчиков начинается выработка спермы, и каждые семьдесят два дня она обновляется. Для мужчин более опасна, чем для женщин, только радиация. Все остальные вредные вещества из их организма выводятся. Об этом говорят следующие цифры: у женщин, работающих с лаками и красками, у штукатуров - маляров, примерно в четыре раза чаще рождаются дети с пороками сердца и сосудов; у женщин, работающих в типографии со свинцом, в восемь раз чаще рождаются дети с пороками центральной нервной системы.

Очень большая сейчас проблема - вредные привычки. Если раньше мы знали две - алкоголь и курение, то сегодня на первое место вышли наркотики.

Курение отрицательно сказывается на развитии плода. Никотин является сильнейшим мутагеном, который вызывает мутации, изменения в наследственной программе человека. У курильщиков рождается ребенок внешне совершенно нормальный. Он может родиться преждевременно, у него может быть недостаток в весе, ослабленная иммунная система. Но внуки и правнуки курильщиков в десять раз чаще имеют пороки развития. Однако если мужчина бросил курить и год - два не курит, он передаст будущим поколениям полноценный материал. Женщина же, даже если она бросила курить, может передать измененный наследственный материал.

Что касается алкоголя... Он больше сказывается на плоде опять же, если пьет мать. У ребенка могут развиться микроцефалия (маленькая голова), гидроцефалия, неврологическая симптоматика, и, конечно, наблюдается задержка развития. Это детишки будущие двоечники, с отклоненими в поведении. И еще: если папа - алкоголик, то для ребенка риск страдать этим же заболеванием составляет от десяти до пятнадцати процентов; если мама - алкоголик, то риск возрастает до пятидесяти процентов.

Не зря говорят, что женщина - это золотой генофонд нации и всей Земли в целом. Именно она отвечает за воспроизводство.

Постоянно растет и количество наследственных заболеваний. На сегодняшний день в мире их насчитывается свыше пяти тысяч. По крайней мере, столько их описано в последнем каталоге ведущего генетика Соединенных Штатов Америки Виктора Мак'юсика. А где наследственные заболевания, там и дети с врожденными пороками. К сожалению, большинство наследственных заболеваний не поддаются лечению.

Все причины условно можно разделить на три группы: зависящие от самого человека, от медицины, от государства.

Чтобы человек понял, что от него зависит, должны поменяться ценности, система образования. Нас воспитывали как? На вопрос - кем ты будешь? - мы отвечали: «Космонавтом, учителем, врачом, балериной». А на Западе маленькие дети,отвечая на этот вопрос, говорят, что они будут мамами и папами и у них будут дети, и эти дети должны быть здоровыми. То есть они уже в таком возрасте знают, что они несут ответственность за свое здоровье и здоровье своих детей, внуков, правнуков.

Медицина должна поставить барьер - не допустить рождения детей с тяжелейшими уродствами. Для этого проводится скрининг (обследование) беременных на раннее выявление пороков развития и хромосомных аномалий у ребенка. На Западе на тысячу беременных женщин по показаниям генетиков прерывают около сорока беременностей. И в результате у них рождается только два неполноценных ребенка. В России на тысячу беременных женщин прерывают восемь беременностей, и рождается двадцать восемь тяжелейших уродов, которые либо погибают сразу, либо получают тяжелейшую инвалидность. Мелкие уродства, типа шестого пальчика, мы уже и не считаем. То, что мы прерываем, - это капля в море. У нас здесь из этих шестнадцати тысяч мы прервали пятьдесят восемь беременностей, а неполноценных детей, как я уже говорила, родилось девятьсот тридцать четыре.

Со стороны государства требуется понимание и осознание всей глубины этой проблемы. Если государство хочет выжить, оно должно найти средства на нужды генетики: на необходимые реактивы, аппаратуру. Оно должно позаботиться о том, чтобы мы не были заложниками отравленной природы. Это на их совести.

Вот сейчас избрали новых депутатов. Хочется надеяться, что они прочтут этот материал и задумаются. Я их, конечно, понимаю: они могут обследоваться, рожать, учиться за границей. Но кому они там нужны? Они потом обязательно вернуться сюда, а здесь будет страна идиотов. На Западе давно поняли, насколько важно решение проблемы - кто останется после них жить: или вот эти вырождающиеся идиоты, к которым мы идем, или здоровые, полноценные люди, к которым идут они.
 

P.S.: Если такой ребенок родился, что делать? Как предупредить рождение второго такого же ребенка? Что нужно знать, сделать, чтобы родить здорового ребенка? Решением этих вопросов и занимается медико-генетический центр. Но об этом мы расскажем в нашем следующем номере.

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ.
Rambler's Top100