Яндекс.Метрика РОССИЙСКИЙ КРЕСТ
РОССИЙСКИЙ КРЕСТ
Почему стране срочно необходим
Герасименко Николай Федорович.gif (16035 bytes)Федеральный закон о здравоохранении

Этот закон уже принят депутатами в первом чтении,
но до второго, судя по всему, пока далеко. Хотя, по мнению
медиков, сейчас он особенно нужен. Почему? Об этом по
просьбе редакции рассказывает председатель Комитета Госдумы
по охране здоровья профессор

Николай ГЕРАСИМЕНКО:


 

Закона о здравоохранении в России раньше не было, но не было и такой отчаянной ситуации со здоровьем народа. Налицо – настоящие эпидемии социальных болезней: туберкулеза, венерических заболеваний. Нарастает вал наркомании, СПИДа, алкоголизма, увеличивается количество инфекционных, онкологических заболеваний. С 1992 года началось явление, получившее название “российский крест”: кривая смертности идет вверх, кривая рождаемости – вниз, идет превышение смертности над рождаемостью. Мы теряем безо всяких войн миллион человек в год – на миллион в год больше умирает, чем рождается. При этом тридцать процентов умерших – люди трудоспособного возраста. Большинство из них – мужчины от тридцати до сорока пяти лет, причина – пьянство и курение.

В Швеции введена государственная монополия на алкоголь. Мы задавали шведам вопрос, сколько денег в бюджет это дает. Они долго не могли понять, о чем мы спрашиваем. А когда поняли, то ответили, что ввели государственную монополию на алкоголь не для пополнения бюджета. “Мы маленькая страна, - говорили шведы, - и мы боимся деградации, сокращения населения. Деньги от продажи спиртных напитков идут не в государственную казну, а на лечение больных”. А у нас планируется за счет денег от продажи алкоголя финансировать и армию, и шахтеров, и еще кого-то… Дикая, парадоксальная ситуация. По критериям Всемирной организации здравоохранения при потреблении более 8 литров алкоголя в год на душу населения происходит деградация нации. А у нас, по официальным данным, потребляется 15 литров, а по неофициальным – 21 литр на душу населения, включая грудных младенцев. И вот результаты: в четыре раза возросло количество врожденных уродств, в несколько раз – число умственно отсталых. Среди тех, кого признают негодными призывные комиссии, 51 % составляют умственно отсталые, 6 % - больные эпилепсией, 8-9 % - больные другими психическими заболеваниями.

Вторая проблема. Мы сейчас, наверное, самая курящая страна в мире. У нас приходится 80 пачек сигарет на душу населения, считая новорожденных. 200 тысяч человек в год умирают от заболеваний, связанных с курением. При этом в России самые низкие акцизы на табачные изделия и абсолютно не тратится денег на программы борьбы с курением. У нас 2,8 миллиона наркоманов. Вот срез состояния здоровья нации.

Одновременно с ростом заболеваемости в стране сокращаются расходы на здравоохранение. Это еще одна беда России. Есть черта за которой начинается распад. По нормативам Всемирной организации здравоохранения, если государство тратит меньше 5 % валового внутреннего продукта на здравоохранение, наступает деградация. США тратят на здравоохранение 14 % ВВП, европейские страны – от 7 до 11%, Россия же – меньше 2 %. Даже в СНГ мы стоим на последнем месте.

Помните предложение: берите суверенитета, сколько проглотите? Разделили страну на отдельные квартиры. Нечто подобное произошло и в здравоохранении. Главный врач района не подчиняется руководителю здравоохранения области, область не подчиняется министерству, а министр фактически не управляет отраслью – у него нет ни юридических прав, ни финансовых ресурсов, потому что средства из федерального бюджета составляют лишь 10 % всех затрат на здравоохранение. Он не может никого ни назначить, ни снять в субъектах Федерации.

Руководителей здравоохранения на местах назначает и снимает губернатор. То же самое в районах. Ведь дикая вещь произошла, когда объявили, что будет три системы здравоохранения – государственная, муниципальная и частная; если в районе нет денег на лечение больного туберкулезом (а их, как правило, нет), то больной должен помирать. Нет денег в районах и на прививки.

В статье 71 Конституции РФ перечислено, за что отвечает федеральный центр, государство. Так вот, здравоохранения в этом перечислении нет. Наше государство, которое по статье 7 той же Конституции считается социальным, за здоровье народа не отвечает! Ответственными за здравоохранение оказались только медики. Им предлагается лечить больных без финансирования, без оборудования, без лекарств, к тому же не получая зарплаты. Журналисты берут интервью у министра здравоохранения, у меня, но никто не спрашивает об этом президента, премьер-министра, спикера парламента. А если спросят, они очень удивятся. Они считают, что их дело – высокая политика, выборы, ну еще разве оборона, но никак не здравоохранение. Но ведь именно от них зависит финансирование, без которого никакие медики ничего сделать не смогут. Министр здравоохранения – только исполнитель, который ограничен выделенными ресурсами, законами, постановлениями правительства. В этих рамках он действует. А за здоровье нации должны отвечать высшие государственные институты.

Это мы и вводим в закон “О здравоохранении в Российской Федерации”. По этому закону ответственность за охрану здоровья будут нести прежде всего президент и правительство. Охрана здоровья не должна сводиться к оказанию медицинской помощи. Мы рассматриваем право на здоровье как одно из важнейших прав человека. По итогам года правительство должно представлять доклад о здоровье нации в обе палаты парламента. В США Клинтон, выступая в конгрессе, говорит, например, что за лечение рака легких, эмфиземы, бронхита – болезней, связанных с курением, - должны отвечать не налогоплатильщики, а табачные фирмы, и им вчиняется многомиллиардный иск. Сейчас 30 % американских табачных фирм – уже в России. В Санкт-Петербурге – “Филип Моррис”, и петербургские депутаты, причем независимо от партийной принадлежности, лобируют интересы табачных фабрик, не дают ввести акцизы. Интересы табачных фабрик волнуют их больше, чем здоровье избирателей. У нас самые низкие в мире акцизы, около 1 % всего-навсего, тогда как в Индии – 70 %, в США – больше 100 %. Сигареты дешевые, а заболеваемость раком легких, эмфиземой, бронхитом гораздо выше, чем в этих странах.

Закон предполагает конкретные показатели для последовательного устойчивого увеличения финансирования как за счет бюджета, так и за счет средств, направляемых на обязательное медицинское страхование. Сейчас на охрану здоровья выделяется средств меньше, чем мы можем себе позволить, и значительно меньше того, что требуется на самом деле: стыдно сказать – 50 долларов на душу населения в год, если вообще дают. Для сравнения: в США этот показатель составляет 4 тысячи долларов. Средств для здравоохранения давно не хватало. При министре Борисе Васильевиче Петровском удалось довести финансирование здравоохранения до 5,1 % ВВП. Потом все пошло на снижение, и Евгений Иванович Чазов, когда был министром, чтобы поднять финансирование до 5 %, предложил ввести бюджетно-страховую медицину. В этом был большой смысл, так как предусматривалось привлечение дополнительных средств, вводился прямой налог на работодателя. Что же получилось в результате? Как только это ввели, сразу же на такую же сумму сократили поступления из бюджета. Сама идея медицинского страхования была дискредитирована, и теперь только ленивый его не ругает.

Закон предусматривает для работодателей поэтапное двухкратное увеличение взносов в фонды обязательного медицинского страхования с 3,6 до 8 %. Мы ориентируемся на статью 72 Конституции, по которой здравоохранение является предметом совместного ведения с субъектами Федерации. Здравоохранение финансируется из разных источников, причем во все большем размере из внебюджетного – за счет государственных средств обязательного медицинского страхования. Что касается бюджетных средств, то мы предлагаем, чтобы из консолидированного бюджета выделялось на здравоохранение не менее 6 % ВВП, из расходной части федерального бюджета – 5 %. Затраты регионов на здравоохранение вообще зависят от субъективного отношения к нему глав администраций и колеблются от 5 до 30 %. А ведь за этими процентами стоит человеческая жизнь. Наше предложение – установить в качестве нижней границы финансирования здравоохранения 20 % бюджета территорий. В некоторых регионах такой нищий бюджет, что и 25 % - ничтожная сумма. В этих регионах часть получаемого ими трансферта должна быть адресной – для здравоохранения.

Далее. Сейчас каждый город, каждый главный врач устанавливает перечень платных услуг для пациентов. Надо прекратить этот произвол. Перечень платных услуг для всей страны должно устанавливать правительство. Государство гарантирует необходимый минимум бесплатной медицинской помощи. При лечебных учреждениях нужно создать попечительские советы, в которые войдут уважаемые граждане, представители духовенства, люди, пользующиеся доверием. Они будут наблюдать за расходованием средств, выделяемых на здравоохранение, чтобы не получалось так, что некоторые главные врачи разъезжают на “мерседесах”, а медики не получают зарплаты.

Минздрав считает, что статью 41 Конституции, которая гарантирует всем гражданам России бесплатную медицинскую помощь, надо отменить и лечить бесплатно только людей с низкими доходами. Понятно, что делается такое предложение оттого, что на медицину не выделяют средств. Но как в наших условиях реально определить уровень доходов человека, если мы частенько читаем, что в аварию попал безработный на собственном “мерседесе”? Другое предложение – каждый год пересматривать объемы медицинской помощи в зависимости от средств, выделяемых на здравоохранение. Если средства урезаются, то и объемы помощи сокращаются. В конце концов дойдем до того, что государственных денег хватит только на зеленку: мазать лоб перед расстрелом приговоренному к смерти. Я такую позицию не разделяю. Второй подход – создавать общественное мнение о необходимости срочного изменения отношения к медицине. Государство в лице его руководителей, президента, премьера должно нести ответственность за здоровье нации, всей нации, а не одного человека. Надо не сокращать медицинскую помощь при урезании финансирования, а подтягивать финансирование к объему необходимой медицинской помощи. Конечно, придется воевать за это.

Не является панацеей и предлагаемая система семейных врачей, которые должны лечить от всех болезней. В селе врач и сейчас работает как семейный. Поликлиническая сеть – гораздо более прогрессивная ступень. Ведь семейный врач будет вооружен фонендоскопом, тонометром и в лучшем случае аппаратом для записи кардиограммы. На анализы, исследования он должен больного куда-то направлять. В поликлинике сосредоточены аппаратура, лабораторное оборудование. Эту отлаженную систему нельзя ломать. Я думаю, что этот эксперимент вряд ли будет иметь успех.

Крен в сторону семейных врачей, первичного звена, несет и другую опасность. Это может привести к гибели специализированной помощи. Уже нет денег на кардиохирургию, на нейрохирургию, на онкологию. Мы потеряем специалистов, и в России смогут лечиться разве что от насморка, а остальное – за границей (у кого есть деньги конечно). Нельзя допустить разрушения того ценного, что сделано нашими предшественниками. Разрушить легко, восстановить будет трудно, если вообще возможно.

Записал
Александр Капков


Сайт Управления Здравоохранения г. Томска, 1999

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ.
Rambler's Top100