Яндекс.Метрика Мишель Ферне
Чернобыльская катастрофа и охрана здоровья
Почетный Профессор, Факультет Медицины г. Базель, бывший член Комитета Директоров ТДР (специальная программа по исследованию тропических болезней), ВОЗ.

Этот текст описывает и разоблачает ситуацию и факты, сопряженные с исключительными отягощающими обстоятельствами, происхождение которых связано с существующим малоизвестным формальным договором, заключенном между ВОЗ и МАГАТЭ с целью не информировать общественность о последствиях таких катастроф как Чернобыльская, если на это нет согласия атомного лобби.

Ученые, не соблюдающие это правило, компрометируются и рискуют лишением свободы.

Эта работа существует сейчас только на французском и русском языках. Она является посланием, адресованным многим негосударственным организациям, IPPNW, GSIEN и всем подписавшим петиции в защиту профессора Бандажевского 

Вы вскоре можете найти этот текст и досье Бандажевского

в Интернете по адресу: www.chernobyl.da.ru.
 

(Мы приглашаем к сотрудничеству всех, кто имеет желание и средства перевести этот текст полностью или частично на английский, немецкий, испанский и другие языки, продолжить его распространение в Интернете. В этом случае просьба сообщить об этом Владимиру Черткову по адресу: eandreoli@vtx.ch).

Предлагаемый текст является главой из книги, которая в настоящее время готовится к печати. Публикация текстов в представленном виде на французском языке запрещена. Текст разрешается публиковать на других языках, а его фрагменты могут быть процитированы на французском языке в периодической печати.

Чернобыльская катастрофа и здоровье 
Статья Мишеля Ферне
Введение
 
 
После Чернобыльской аварии радиоактивные осадки были зафиксированы на значительной территории северного полушария нашей планеты. Наибольшему загрязнению подверглись север Украины, юго-восток России и территория Беларуси. Причем степень загрязненности Беларуси, неядерной державы, в два раза превысила уровень радиоактивного загрязнения Украины и России вместе взятых.
Представляется оправданным, таким образом, более глубокое изучение проблем, приносящих страдания населению Беларуси, появление которых является следствием катастрофы на ЧАЭС. Атомное лобби и Международное Агентство Атомной Энергии (МАГАТЭ) используют все свое влияние, чтобы минимизировать или опровергнуть данные, поступающие из выше упомянутых стран, для того, чтобы избежать соответствующей компенсации государству и жертвам: двум миллионам человек, из которых пятьсот тысяч – дети, проживающим на сильно загрязненной территории, вынужденным переселенцам и восьмистам тысячам ликвидаторов катастрофы, которые живут в различных республиках бывшего СССР. 
Еще предстоит разобраться, каким образом атомному лобби и МАГАТЭ удается достигать своих целей, а также, какова цена этих усилий для Беларуси. Экономические, медицинские, демографические и социальные проблемы, стоящие перед республикой, являются итогом этой политики. И если двадцать пять процентов национального бюджета тратятся для смягчения последствий Чернобыльской катастрофы, то следовало бы для достижения цели проводить значительно большие инвестиции и по-другому. Эти расходы следовало бы возложить на страны, имеющие атомные станции. Действительно, в противоположность другим отраслям промышленности атомная индустрия не застраховывается от катастрофы. Это требовало бы слишком больших затрат. Поэтому, именно на эти государства следовало бы возложить долг гражданской ответственности. 
Трудно понять, почему позиция белорусских властей оказалась тождественной требованиям сторонников атомного лобби. Гораздо проще объяснить, почему Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) оказалась столь бесполезной – пока она остается связанной соглашением, подписанным с МАГАТЭ в 1959 году. 
 
 
Связь ВОЗ с МАГАТЭ перед лицом Чернобыльской катастрофы
 
С момента взрыва реактора власти утаивали информацию, давали ее с опозданием и сопровождали ложью [ 1, 2, 3, 4] . Такая реакция властей поддерживала “неопреде-ленность” относительно радиоактивного заражения, которое последовало за взрывом реактора. Даже в 2000 году дезинформация не прекратилась. В связи с этим полезно ознакомиться с техническим отчетом, опубликованным ВОЗ в 1958 году [ 5] . Этот отчет содержит главу, посвященную “политике, которая должна последовать в случае катастрофы” и заканчивается пожеланием: 
 
“все же, с точки зрения ментального здоровья, наиболее благоприятным решением для будущего использования атомной энергии в мирных целях было бы появление нового поколения, которое научилось бы приспосабливаться к неведению и неопределенности…“
Эта апологетика неведения отражает презрение к обществу и противоречит духу и букве Конституции ВОЗ. Этот параграф был прочитан господином М. Клодом Хэги, представлявшим правительство на конференции, организованной ВОЗ для рассмотрения вопросов Чернобыльской катастрофы и проводившейся в ноябре 1995 года в Женеве. М. Хэги также процитировал одно из высказываний Генерального директора МАГАТЭ, который 28 августа 1986г., спустя четыре месяца после катастрофы, заявил, согласно газете “Монд”, что ввиду важности атомной энергетики мир мог бы выдерживать аварии, подобные Чернобыльской, ежегодно. В заключение М.Хэги сказал: “Одного Чернобыля достаточно. Необходимо стремиться к абсолютной безопасности”. 
 
Это выступление, как и другие представленные на конференции ВОЗ в Женеве, должны были быть опубликованы в материалах конференции – весьма ожидаемом документе, появление которого было обещано Секретариатом конференции к марту 1996 года. Тем не менее, этот сборник не вышел в свет даже к началу XXI века [ 6] . Существует предположение, что тексты выступлений могли бы негативно отразиться на запланированной на апрель 1996 года конференции МАГАТЭ в Вене. Есть мнение, что эти материалы были засекречены, благодаря Соглашению ВОЗ с МАГАТЭ, подписанному в 1959 г
 
Из этого Соглашения следует, что исследовательские программы ВОЗ должны быть предварительно согласованы, для того чтобы их результаты не навредили МАГАТЭ, основной целью которого является: 
 
“развивать и приумножать вклад в развитие атомной энергии для укрепления мира, здоровья и процветания во всем мире”. 
 
Это фраза из устава МАГАТЭ находится на первых страницах публикаций этого Агентства, включая акты конференции МАГАТЭ, состоявшейся в апреле 1996 года и посвященной Чернобыльской катастрофе [ 7] . Соглашение должно гарантировать, что исследования не скажутся отрицательным образом на развитии атомных станций. В частности, статья I, пункт 3 Соглашения уточняет что: 
“Каждый раз, когда одна из сторон выносит предложение о программе или иной деятельности в области, которая представляет или может представить жизненно важный интерес для другой стороны, первая сторона консультирует второю для урегулирования вопроса на основе общего соглашения”. 
 
Согласно статье III упомянутого соглашения: 
    Международное Агентство по Атомной Энергии и Всемирная Организация Здравоохранения заявляют, что они могут принимать некоторые ограничительные меры для обеспечения конфиденциального характера данных, которые могут находиться в их распоряжении…
    Специально оговариваются согласованные действия, которые могут быть необходимыми для обеспечения конфиденциального характера некоторых документов; Секретариат МАГАТЭ и Секретариат ВОЗ информируют друг друга обо всех проектах и рабочих программах, которые могут заинтересовать договаривающиеся стороны.
Условия этой статьи III, требующие конфиденциальность, то есть молчание, противоречат Конституции ВОЗ. В самом деле, цель ВОЗ указана в главе I Конституции этой организации: 
 
“способствовать достижению всеми народами самого высокого уровня здоровья”.
Глава II указывает, каким образом ВОЗ собирается достигать роста уровня здоровья, и называет, в частности, следующие функции:
      действовать в качестве направляющей и координирующей силы в области здравоохранения… 
      предоставлять надлежащую техническую поддержку и, в экстренных случаях, необходимую помощь, по ходатайству правительств или при их согласии… 
      снабжать всей информацией, предоставлять советы и всевозможную помощь в области охраны здоровья;
      способствовать формированию осведомленного международного общественного мнения относительно охраны здоровья.
Очевидно, что положения Соглашения, которые препятствуют открытому общению, противоречат Конституции ВОЗ. Все же, Соглашение было подписано во время 12 Всемирной Ассамблеи Здравоохранения 28 мая 1959 года. Процитированные выше положения можно найти в Основных документах ВОЗ [ 8]
 
Одна из последних публикаций ВОЗ, предостерегающая против развития атомной индустрии, была подготовлена группой выдающихся экспертов в области генетики, собравшихся в Женеве в 1956 году. В состав этой группы вошел и лауреат Нобелевской премии М. Мюллер [9]
Генетический фонд является наиболее ценным благом человечества. Он определяет жизнь нашего потомства и здоровое гармоничное развитие грядущих поколений. Будучи экспертами, мы утверждаем, что здоровье будущих поколений находится под угрозой возрастающего развития атомной индустрии и роста количества источников излучения… Мы также считаем, что факт появления новых мутаций у людей является роковым для них и для их потомков”.
Такие суждения не удовлетворяли атомное лобби и МАГАТЭ вскоре решило положить конец свободе высказываний в этой области путем заключения Соглашения с ВОЗ. Это длится до начала XXI века. 
 
 
Попытки ВОЗ распространить информацию о Чернобыльской катастрофе в ноябре 1995 года.
 
В 1995 году доктор Хироши Накаяма, Генеральный директор ВОЗ, организовал международную конференцию “Последствия Чернобыля и других радиационных аварий на здоровье человека”, которая прошла 20-23 ноября в Женеве. Председателем конференции был М. Фужита – губернатор префектуры Хиросима. Эта конференция рассматривала уничтожение Хиросимы и Нагасаки и взрыв Чернобыльского реактора как две радиологические аварии, заслуживающие сравнения. И большие различия были констатированы между этими двумя типами аварий (упомянутые три взрыва в этих кругах должны быть обозначены как “аварии”). Так как труды этой Женевской конференции не были опубликованы и на них невозможно сослаться, то представляется полезным напомнить ее цели, четко обозначенные в программе [10]
      Представить основные результаты 1 фазы международной программы относительно медицинских последствий Чернобыльской катастрофы (IPHECA).
      Сравнить полученные результаты с итогами подобных исследований, связанных с медицинскими последствиями Чернобыльской аварии.
      Улучшить (и актуализировать) осведомленность относительно типа, размаха и вреда для здоровья известных к настоящему моменту и предсказуемых в будущем последствий Чернобыльской аварии. 
      Сделать доступными новые результаты исследований относительно последствий других радиологических аварий с целью предоставить более полные данные их влияния на состояние здоровья. 
      Исследовать эффективность защитных мер, предпринятых в области здравоохранения во время и после аварий, и предложить улучшения на будущее. 
      Обеспечить развитие и/или подтвердить состояние знаний относительно последствий излучений на человеческое здоровье. 
      Предоставить информацию о существующих или новых исследованиях в рамках Научного комитета ООН для изучения последствий ионизирующего излучения (UNSCEAR). 
      Выделить интересные тенденции и изменения, которые должны были бы стать объектом пристального внимания исследователей.
Эта программа убедила медицинские службы наиболее пострадавших стран и 700 медиков и экспертов принять участие в работе конгресса. МАГАТЭ, со своей стороны, мобилизовало безусловных сторонников ядерной промышленности. Таким образом, высказались противоположные мнения, что стало причиной горячих дебатов. Представители атомного лобби стремились препятствовать диалогу и профессор С. Ярмошенко из Московского Онкологического Центра проявил чрезмерную настойчивость, требуя, чтобы организаторы исключали из программ конгрессов на эти темы тех ораторов, которые научно обосновывали рассмотрение проблемы влияния на живое существо малых доз излучения. Кажется, исключение стало, действительно, правилом для последующих международных конференций. 
Доклады, дебаты и презентации плакатов в Женеве не были опубликованы. Роскошный документ на 519 страниц, который содержал статистические выкладки, собранные во время первой фазы пилотного проекта IPHECA [ 11] “Влияние Чернобыльской катастрофы на здоровье”, подтверждает слишком запоздалую реакцию ВОЗ на Чернобыльскую проблему, именно ту ? аварию? , которую большинство граждан рассматривали как ? чрезвычайное происшествие, требующее неотложных мер? . В течение пяти лет МАГАТЭ, которое узурпировало все знания по этой проблеме, координировало совместно с медицинскими властями меры в отношении населения и беспокоилось лишь о снижении расходов.
ВОЗ не только нарушила свои уставные документы, которые требовали своевременного включения в эту проблему, но она и не действовала как направляющая и координирующая сила по охране здоровья, как того требовала ее Конституция. На собраниях, где решалась судьба многих людей, делегатом от ВОЗ был профессор Пеллерин, приверженец развития атомной промышленности [ 1] . Спустя пять лет после катастрофы, ВОЗ нашла в себе силы начать работу по “избранным” направлениям среди которых кариес зубов белорусских детей находился в числе пяти приоритетных областей исследований, тогда как наследственные генетические отклонения, которые Комитет экспертов, собранный ВОЗ [ 9] , рассматривал как приоритет, были “забыты”. 
Так как материалы Женевской конференции остались неизданными, представляется полезным напомнить о том, что говорили некоторые лица, как например Мартин Гриффитс из Департамента Гуманитарных дел ООН в Женеве. Этот оратор отметил, что население не знает правды, и напомнил, что люди все еще проживают в зараженных зонах. Он попросил, чтобы оказание помощи и исследования продолжались, так как без финансирования все прекратится. По словам Мартина Гриффитса 9 млн. человек являются пострадавшими, причем роковые последствия аварии для здоровья постоянно возрастают. 
Доктор Ю. Короленко, Министр здравоохранения Украины, отметил, что большая часть его страны была заражена радиоактивными осадками. 30 миллионов человек потребляют зараженную питьевую воду. Все население подверглось поражению йодом-131 и принимаются попытки оценить дозу Сs-137, полученную этим населением. Министр упомянул о поражении эндокринной системы и заявил о росте заболеваемости сахарным диабетом на 25 процентов (очевидно, не связанных с чрезмерным питанием). Имея представление о социальных последствиях инсулин-зависимой формы диабета, можно понять опасение министра, который выразил немощность Украины перед этими фактами: страна просит все другие государства о помощи.
Профессор Е.А. Нечаев из Министерства здравоохранения и медицинской промышленности (Москва) привел данные, свидетельствующие о том, что 2,5 млн. человек были облучены в Российской Федерации вследствие аварии на ЧАЭС, и что175 тысяч человек продолжает проживать в загрязненных районах. Он констатировал рост числа заболеваний очень агрессивной формой рака щитовидной железы у маленьких детей и увеличение количества врожденных пороков с 220 до 400 на 100 тысяч новорожденных в загрязненных зонах, тогда как частота подобных заболеваний колеблется в пределах 200 в чистых зонах.
Профессор Океанов из Беларуси представил результаты эпидемиологических исследований Минской группы, в частности, данные, основанные на национальном регистре раковых заболеваний, признанных ВОЗ, который существует в Беларуси с 1972 г. В Хиросиме лейкемия проявлялась уже в первые годы с пиком на 6-8 год, тогда как в Челябинске максимум был достигнут спустя 15-19 лет. У ликвидаторов Океанов наблюдал удвоение случаев заболевания лейкемией спустя 9 лет, но пик заболеваемости еще не достигнут. Он уточняет, что у ликвидаторов, которые работали более 30 дней на зараженной территории, случаи заболевания лейкемией уже возросли втрое. Итак, длительность облучения является важным фактором. Тяжелые формы рака также участились: среди ликвидаторов удвоились случаи заболевания раком мочевого пузыря; увеличилось количество пациентов из числа жителей Гомельской области с раком почек, легких, а также других органов. Указанный выше регион является особенно загрязненным радиоактивными осадками. 
Доклад этой группы белорусских исследователей показывает также, что среди ликвидаторов было зафиксировано от 1.600 до 4.000 случаев заболевания сердечно-сосудистой системы на каждые 100.000 человек и до 3.000 – среди населения, проживающего в зонах сильного радиационного загрязнения. Отмечаются расстройства иммунной системы, увеличение аберраций хромосом, проблема утраты зрения, в частности, вследствие помутнения хрусталика, катаракты среди молодежи. Оратор указал на факт двукратного увеличения умственной отсталости у детей и психических изменений у взрослых. Он настаивает на необходимости следить за ростом числа заболеваний пищеварительной системы, которые он также констатирует. Среди других документов, находящихся в распоряжении ВОЗ, фигурируют неопубликованные тексты профессора Океанова, как, например, документ 1994 г. на русском языке [ 12]
 
Эти данные, как совокупность информации, представленной в Женеве в ноябре 1995 г., не находились в свободном доступе к марту 1996 г., как это было официально объявлено [ 6] . Безусловно, это было связано с тем фактом, что МАГАТЭ решило поставить последнюю точку в дебатах о Чернобыльской катастрофе по случаю своей Конференции, которая должна была состояться 8 – 12 апреля 1996 г. в Вене [ 7] . Публикация документов ВОЗ могла помешать МАГАТЭ достигнуть желаемого результата: положить конец дискуссиям относительно медицинских последствий Чернобыльской аварии. 
 
 
Конференция Международного Агентства Атомной Энергии, апрель 1996 г.
Конференция была названа “Десятилетие после Чернобыля”. Участники были тщательно отобраны с одобрения Министерства ПРОМЫШЛЕННОСТИ и Министерства ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ, но не Министерства ЗДРАВООХРАНЕНИЯ. Во время заседаний я был нередко шокирован презрением и надменностью выступавших в отношении жертв катастрофы. На конгрессе рассматривались также меры, которые следовало принять в отношении будущих катастроф, считающихся неизбежными, с целью сформулированной предельно ясно: снизить расходы ответственной промышленности. Отобранные ораторы на темы основных докладов, и особенно, председатели заседаний были избраны с целью уклониться от обсуждения проблем, связанных со здоровьем, в частности, тех, которые явились следствием постоянного присутствия радионуклидов из Чернобыля в окружающей среде. Выступающие призывали также к молчанию средств массовой информации в случае катастрофы, так как, по их мнению, “алармистские” сообщения являются источниками почти всех бед, связанных с Чернобылем. 
В основных докладах авторы главным образом ограничивались лишь тремя видами заболеваний, как признанными последствиями ионизирующей радиации после Чернобыля. Все другие болезни должны были быть обязательно присовокуплены к обширному комплексу психосоматических болезней или к типу социального протеста, не имеющих никакой связи с радиоактивностью
 
МАГАТЭ выделяло как главный острый синдром облучения, принятый экспертами одним из редких “последствий аварии”. Этот синдром привел к абсурдным дискуссиям с целью выяснения, имел ли место 31 смертный случай или это был уже 32. То были практически единственные летальные исходы, которые МАГАТЭ приняло в расчет как следствие катастрофы в Чернобыле. 
Все же, когда члены Международной Организации Медиков за Предотвращение Ядерной Войны (IPPNW) проводили манифестацию в Казахстане с целью помочь населению положить конец советским атомным испытаниям, Главнокомандующий Семипалатинска Ильенко указал нам на мемориальные доски на стенах Дома офицеров с именами погибших местных жителей, участвовавших в двух мировых войнах, в Афганской войне, а также другой список имен, и спросил у нас: “Вы знаете, откуда они взялись? Это жертвы Чернобыля!”. 
Советский Союз послал на место катастрофы 800 тыс. солдат, экспертов и техников, чей средний возраст был 33 года, для того чтобы попытаться провести дезактивацию места аварии, изолировать и стабилизировать руины реактора. Мы встретили вдов ликвидаторов в Москве. Несколько лет назад их было уже больше тысячи и они собирали новые дела и фотографии о других скончавшихся ликвидаторах: мужьях москвичек, умерших в результате новых болезней, полученных на военной службе героями, но не получивших, в итоге, ни всеобщего посмертного признания, ни прославления своей нацией. 
Что касается ликвидаторов, Е. Марчук, премьер-министр Украины, на конференции МАГАТЭ [ 7] отметил, что в его стране насчитывается 3,1 миллиона человек, которые проживали в момент взрыва или продолжают проживать на зараженной территории. Среди 360 тыс. украинских ликвидаторов, 35 тыс. являются сегодня инвалидами.
Хотя во время конференции со стороны МАГАТЭ допускалось существование нейропсихических заболеваний у детей, матери которых подверглись облучению в период беременности, избранные ораторы отрицали существование таковых заболеваний у взрослых из-за облучения вокруг Чернобыля, тогда как это является известным феноменом. Очевидно, есть желание представить эти жертвы, страдающие нейропсихическими расстройствами, в частности среди 800 тыс. ликвидаторов, как симулянтов, предъявляющих претензии, одержимых навязчивой идеей воздействия радиацией. В этих целях сначала был введен в оборот термин “радиофобия”, а позже, когда негативная реакция на этот термин стала всеобщей, появился термин “экологический стресс”, на которые возлагалась ответственность за нейровегетативные или субъективные расстройства, представляющие совокупность других заболеваний, вызванных аварией на ЧАЭС. Трибунал Народов, собравшийся в Вене, вскоре после упомянутой конференции МАГАТЭ квалифицировал такое состояние дел как новую виктимизацию жертв [ 3]
 
МАГАТЭ предприняло все возможное, для того чтобы те, кто несет ответственность за случившееся, страны, обладающие ядерными технологиями и атомное лобби Запада могли сэкономить как можно больше за счет жертв Чернобыльской катастрофы.
 
 
Раковые заболевания, вызванные аварией на ЧАЭС
После многих лет обструкции этой проблемы, в частности, в период конференции МАГАТЭ в 1991 г., эксперты этого Агентства были вынуждены допустить, что существует патология щитовидной железы, отчасти вызванная йодом–131, выброшенным в атмосферу взрывом в Чернобыле. Это заболевание, по Бандажевскому, является отчасти следствием присутствия многочисленных радионуклидов, токсичность которых приобретет синергический характер, в частности, радиоактивного цезия (Cs-137) в тканях [ 13] . В ходе дискуссий относительно рака щитовидной железы официальный докладчик МагатЭ упомянул, что речь идет о “хорошем раке”. Не думается, что матери детей, больных раком, равно как и хирурги, которые оперируют этих детей, нередко имеющих метастазы в лимфатических узлах и даже в легких, разделяют это мнение. 
МАГАТЭ пыталось показать, что достаточно распределить среди населения таблетки стабильного, не радиоактивного йода, если есть желание предотвратить рак. Врачам был известен этот метод предотвращения заболевания до катастрофы, однако кроме, может быть, Польши, политика и материальное техническое обеспечение не позволили осуществить эти меры предупреждения вовремя. Во время дебатов в Вене один из ораторов уточнил, что таблетки йода следовало принимать до появления радиоактивного облака, чтобы обеспечить наибольшую эффективность, что кажется проблематичным, учитывая молчание средств массовой информации, которое хотят навязать в случае возникновения будущих ? аварий? . Причем немедленное распределение таблеток йода следует предусмотреть не в радиусе 5-30 км., а в радиусе 500 км. и более. 
В отношении раковых заболеваний официальные материалы или “Основополагающий Документ 3” МАГАТЭ рассматривают также долгосрочные эффекты [ 7] и завершают главу, посвященную этой проблематике, следующим высказыванием: 
 
“Спустя десять лет после аварии в Чернобыле, исключая драматическое увеличение числа раковых заболеваний щитовидной железы у детей, подвергшихся радиоактивному облучению в наиболее загрязненных регионах, не существует никаких серьезных последствий, вызванных радиацией, как следствием аварии в трех наиболее пострадавших странах. Не наблюдается никакого существенного повышения смертности, вызванного раковыми заболеваниями, которые могли бы быть соотнесены с аварией на ЧАЭС. В частности, не наблюдается серьезного роста заболеваний крови – даже среди ликвидаторов, - болезней, которые вызывают больше всего опасений после радиоактивного облучения”.
Этот вывод (к которому я еще вернусь) был опровергнут в ходе конференции сопрезидентом заседания,посвященного проблемам раковых заболеваний, профессором Океановым из Минска, роль которого, наверное, заключалась лишь в хранении молчания на трибуне. Была предпринята дополнительная мера предосторожности во избежание расхождения между дискуссией, последовавшей за “официальным” докладом о раковых заболеваниях, и выдвигавшимися выводами. Дебаты должны были строго ограничиваться радиометрией. Первый выступавший попытался вернуться к проблемам раковых заболеваний, но был вынужден покинуть трибуну. Отвечая, как и первый оратор, на вопрос о теме моего выступления, я сказал, что радиометрия меня интересует, и таким образом я смог привести результаты, представленные профессором Океановым в Женеве в 1995 году, на конференции ВОЗ [ 6] , затем, в марте 1996 года в Минске на конгрессе, организованном одной из НПО [ 14] . Океанов показал, что случаи раковых заболеваний имеют глобальную тенденцию роста, но больше у ликвидаторов в связи с продолжительностью облучения.
Рост числа заболеваний раком щитовидной железы отмечается в Беларуси с 1989 года. Лейкемия у маленьких детей, матери которых получили дозу облучения в период беременности, также наблюдалась очень рано [ 15] . Появление лейкемии у детей, матери которых были облучены в период беременности, - механизм, описанный в 70-е годы [ 16] .
 
С 1993-1995 гг. эпидемиологи отмечали рост количества раковых заболеваний, связанных с сильной дозой облучения после взрыва в Чернобыле, главным образом среди молодежи. Средний возраст ликвидаторов был 33 года.
Таблица А.Е. Океанова, которую я представил на конференции МАГАТЭ, была опубликована в заключительных Актах этой конференции [ 7]
 
 
Количество случаев раковых заболеваний на 100 тысяч жителей, в той или иной степени подвергшихся радиоактивному облучению.
 
 
Раковые заболевания
Вся территория Беларуси
Ликвидаторы из Беларуси
(более 30 тыс. пациентов)
Общее число
Облучение 
> 30 дней
Облучение
< 30 дней
Толстая (ободочная) кишка
12
18,5
20,1
13,4
Мочевой пузырь
13
31,1
32,1
27,1
Болезни крови (лейкемия)
10,4
23,3
25,8
16,4
 
 
Во время дискуссии в Вене Океанов не только не опроверг эти данные, но и добавил, что у ликвидаторов рак щитовидной железы также значительно участился. Он также отметил, что в Гомеле, в 180 км. от Чернобыля, наблюдается очевидное увеличение числа раковых заболеваний толстой кишки, прямой кишки, легких, груди и мочевыводящих путей?.
 
Океанов подчеркивал важность продолжения осуществляемых эпидемиологических исследований. Этот проект, увы, является более, чем подвергнутый риску: Институт, которым он руководил, качество исследований которого было признано ВОЗ (Франция, Германия, Швейцария не обладают похожими национальными регистрами), был расчленен некоторое время спустя. Кажется, речь идет о продуманном шаге, предпринятом с целью ликвидации базы наиболее ценных данных, относящихся к заболеваниям, связанным с Чернобыльской катастрофой. 
В этом начале чернобыльскойэпидемии раковых заболеваний сторонники развития атомной промышленности должны были обязательно положить конец развернутым эпидемиологическим исследованиям. Как было доказано, латентный период после катастрофы, подобной чернобыльской, у маленьких детей, в случае рака щитовидной железы и лейкемии (вспомним работу Петриду и его коллег [15], которые после прохождения радиоактивного облака, констатировали эпидемию лейкемии у маленьких детей в зонах, более всего пострадавших от радиоактивных осадков в Греции, в тысяче километров от ЧАЭС), длится от 4 до 5 лет. Для большинства других случаев раковых заболеваний латентный период составляет 10-30 лет и более, что объясняет спешность, с которой атомное лобби стремится немедленно остановить эти неудобные исследования. Только институт, который мог гарантированно продолжать свои эпидемиологические исследования, - а это был институт профессора Океанова, - мог с точностью показать миру, сколько десятков тысяч раков имеют основания быть связанными с Чернобылем до 2030 года. Разрушение этого института означает, что только в случае новой ядерной катастрофы человечеству выпадет шанс узнать о страданиях, вызванных такими  "авариями".
 
 
Можно задаться вопросом, кто же еще, за исключением МАГАТЭ и атомного лобби, может извлечь выгоду из указания замалчивания этого незаменимого для общества инструмента.
Вернемся к заключению, которым заканчивается публикация материалов МАГАТЭ 1996 года [7], где содержится следующее утверждение: “Ненаблюдается никакого существенного повышения смертности, вызванного раковыми заболеваниями, которые могли бы быть соотнесены с аварией”. Вне контекста, можно сказать, что фраза не является абсолютной ложью. Однако, ей предшествует высказывание, которое дает ей полный смысл: Не существует никаких серьезных последствий, вызванных радиацией как следствием аварии, в трех наиболее пострадавших странах”. 
Используя хорошо отработанную технику, редактор выбирает ложный параметр, то есть смертность вследствие раковых заболеваний всего лишь 10 лет после действия радиации, тогда как на этой стадии только заболеваемость является допустимым в этом контексте параметром [ 17] . Всем известно, что рак, в особенности, если им поражен относительно молодой человек, оказывает катастрофическое воздействие на его окружение, семью и друзей. Лечение этого рака потребует подчас длительной госпитализации, хирургического вмешательства, химиотерапии, очень болезненных для больного. Лечение и прекращение трудовой деятельности обходятся чрезвычайно дорого и для общества и для семей пострадавших. Между тем, современные способы лечения позволяют избавляться от некоторых форм рака и, в большинстве случаев, отодвигать летальный исход.
Будут ли считать родители, ребенок которых проходил курс лечения от лейкемии, даже при условии, что ребенок полностью излечился, что не было “никаких серьезных последствий”? И борьба близкого человека, больного раком, страдания, которые он переживает, не является ли это для него и для его родственников последствием чрезвычайной важности? 
Явная ложь, содержащаяся в процитированном заключении, должна позволить атомному лобби продолжать строить “надежные” атомные станции. Как? Не твердили ли изо дня в день сторонники развития атомной промышленности, что атомная станция является надежной? Сегодня они намереваются продавать атомные станции с новым рекламным лозунгом: “они еще более надежны”. Этот коммерческий аргумент не имеет никакой связи с научной реальностью. Мы не хотим даже доказывать эту гипотезу после всей лжи, которую нам довелось услышать.
 
 
Болезни, вызванные радионуклидами, содержащимися в организме
 
Не признанные Чернобыльские болезни, исключенные МАГАТЭ, поражающие однако в загрязненных зонах до 90% детей, должны быть классифицированы, согласно мнению Агентства, которое является представителем атомной промышленности, как болезни, не имеющие никакого отношения к радиоактивному заражению в результате Чернобыльской катастрофы. Эти новые болезни являются следствием “стресса”, утверждают “эксперты”, специально отобранные МАГАТЭ. В Западной Европе стресс способствовал появлению симптомов у 80% взрослых, консультирующихся у практикующих врачей. “Сторонники мирного атома” могли надеяться, что процент стресса, хотя бы одинаковый с тем, что проявляется в Западной Европе, будет таким же и для жителей загрязненных регионов, у ликвидаторов и переселенцев.
Приверженцы развития атомной промышленности изобрели, таким образом, уловку, чтобы иметь возможность, в большинстве случаев, если не во всех, оправдать взрыв атомной станции. Все же, несмотря на строгий отбор лиц, которым было дозволено выступать на конференции в Вене в 1996 году, председатели заседаний и эксперты, приглашенные МАГАТЭ, не смогли достичь единогласия в этой области.
 
В первые недели, которые последовали за катастрофой, территория Европы, Скандинавии, Альп, Юра, Балкан и Турции была заражена огромным количеством радиоактивного йода. Белорусские врачи очень рано выявили последствия этого загрязнения. После 1986 года другие радионуклиды, обладающие более длительным периодом полураспада (приблизительно 30 лет для цезия-137, стронция-90; 240 веков для плутония), уже начали влиять на изменение функций органов (сердца, почек), нервной и иммунной систем, совокупность генов всех клеток, особенно тех, которые расположены ближе к источникам излучения. Карта радиоактивных осадков, содержавших йод-131, цезий-137, появилась вскоре после взрыва на станции благодаря интенсивной работе, проводившейся командой Василия Нестеренко [ 18] , обоснованно тревожные доклады которого явились причиной его увольнения. 
Перед лицом драматических проблем, ставших перед его страной, этот выдающийся физик вновь занялся исследованиями благодаря поддержке, оказанной западными благотворительными фондами. Он мог отныне возобновить свою работу, чтобы защитить население, вынужденное жить в загрязненных регионах [19]. Информация о загрязнении не предавалась огласке. Весь мир узнал об этом поздно, слишком поздно [20]
 
В Гомельском государственном медицинском институте под руководством выдающегося молодого ректора, профессора Юрия Бандажевского, исследователи работали, в частности, над изучением влияния радионуклидов, находящихся в человеческом организме, в патогенезе или приведении в действие механизмов развития тяжелых заболеваний различных органов [ 21] . Это те же самые болезни, от которых страдают большинство взрослых и 90% детей, вынужденных жить в зонах с высоким уровнем радиоактивного загрязнения. 
Профессор Бандажевский, возглавляющий кафедру патологии, показывает на экспериментальных моделях, что у подопытных животных, питающихся зараженной пищей, сходной с той, которую приходится употреблять жителям загрязненных районов, морфологические и функциональные изменения совпадают с теми, которые наблюдаются у людей. Данный эксперимент показывает, в частности, ущерб, причиняемый цезием-137. Цель данных наблюдений – показать, что для этого изотопа, период биологического полураспада которого (речь идет о времени, необходимом человеку, чтобы сократить вдвое концентрацию упомянутого радионуклида в организме) является намного короче, чем 1 год, что позволяет использовать лечебные препараты для сокращения токсической и радиоактивной нагрузки для организма.
Работы кафедры патологии Гомельского медицинского института позволяют также лучше понять болезни, которые провоцируются хронической интоксикацией органов или систем после заражения цезием-137. В дополнение к совокупности всех исследований Гомельского института Бандажевский осуществлял руководство 30 кандидатских диссертаций и опубликовал 200 статей и докладов, а также монографии, которые являются обобщающими трудами и которые частично были переведены на английский язык [13, 21, 22]
 
Вред, наносимый цезием-137, начинает проявляться уже в период внутриутробного развития человеческого существа. Гиперактивная плацента на протяжении всего срока беременности играет роль фильтра между материнской кровью и кровью плода и защищает последний от интоксикации. В качестве фильтра плацента аккумулирует большую часть цезия-137 по сравнению с другими тканями материнского организма [21]. Это накопление в плаценте токсичных молекул и радиоактивности рядом с клетками, ответственными за производство гормонов, необходимых для положительного исхода беременности, отчасти объясняет аномалии, наблюдаемые в гормональной продукции. Вследствие морфологических модификаций, которые провоцирует цезий-137, плод начинает страдать от нехватки кислорода, что увеличивает риск потери плода. Кроме того, при рождении, врожденные физические недостатки у детей, матери которых проживают в загрязненных зонах, встречаются в два раза чаще, чем у детей тех матерей, которые проживали в незагрязненных зонах. 
 
Если мать живет в районе радиоактивного загрязнения, то кормление грудью способствует быстрому накоплению радиоактивности в организме ребенка. В течение всего их детства дети будут продолжать аккумулировать радионуклиды, в частности, цезий-137, содержащийся в молоке, овощах, фруктах и т.д. По причине интоксикации организма они часто болеют, страдают от пониженного кровяного давления и аритмии сердца. 
Бандажевский описал различные методы, позволяющие защитить этих детей. Это потребовало бы от властей, с одной стороны, признать проблему и, с другой стороны, принять решение о помощи населению посредством образовательных мероприятий, соответствующего режима питания и периодического лечения. Для выведения цезия-137 Бандажевский обратился к адсорбентам, пигментам, некоторым водорослям или, еще лучше, к экстракту яблока, пектину, способному фиксировать цезий-137, препятствовать его абсорбции и частично удалять, преимущественно с фекалиями
 
Важность терапевтического исследования, ведущего к снижению содержания токсических радионуклидов в организме, представляет собой ключевой подход с медицинской точки зрения из-за необратимости повреждений в органах, когда эта радиоактивная нагрузка постоянно присутствует в тканях организма. 
Белорусский Институт радиационной безопасности “Белрад” в 1996-2000г.г. провел обследование на спектрометрах излучения человека свыше 50.000 детей в школах и детских садах Чернобыльских регионов Беларуси и установил высокие уровни накопления цезия-137 в их организме. У большого количества детей фиксировались накопления цезия-137 в их организме 200-400 Бк/кг, а в Наровлянском, Ельском, Чечерском, Ветковском, Кормянском и Столинском районах – до 1500-2000 Бк/кг, а у некоторых детей – 4000-7000 Бк/кг. По данным профессора Ю.И.Бандажевского у детей с содержанием цезия-137 в их организме более 50 Бк/кг наступает патологическое нарушение жизненно важных органов и систем.
Поэтому в Институте “Белрад” с 1995г. проводится радиационная защита детей путем применения пектиновых препаратов на основе концентратов яблок. Пектиновая профилактика рекомендуется детям с уровнем содержания цезия-137 в организме более 20 Бк/кг. За эти годы такую радиационную защиту пектиновым препаратом “Яблопект” прошло более 15.000 детей. За время месячного приема “Яблопекта” (по 2-3 таблетки в день) достигается очищение организма детей от радионуклидов на 30-40%.
Институтом предложена и реализована в ряде проектов концепция радиационной защиты детей пектиновыми препаратами 3-4 раза в году с двухмесячными интервалами между приемами. Это позволяет значительно снизить уровень содержания цезия-137 в детском организме и в 2-3 раза уменьшить годовую дозу облучения.
Эти медицинские препараты хорошо воспринимаются детьми (лекарство имеет вкус яблока) и не вызывают побочных реакций. Если начать лечение рано, симптомы тоже могут ослабеть. Конечной целью является предотвратить возникновения ряда болезней или остановить их злокачественное развитие
 
Упомянутые научные исследования должны были бы пробудить интерес и привести к сотрудничеству между всеми врачами, заинтересованными в работе по охране здоровья пострадавших от Чернобыльской аварии. Неправительственные организации (НПО) Ирландии, Швеции, Бельгии сделали свой вклад. Между тем, и это удивительно, указанные исследования, которые являются основополагающими для оказания помощи населению, стали на Западе объектом злобных памфлетов, неуместной отвратительной иронии. Когда профессор Нестеренко добился представления результатов своих исследований в Западной Европе, чтобы найти новые идеи и поддержку, некие участники этой презентации сразу же в довольно агрессивной манере подвергли нападкам профессора, прибывшего в Европу из наиболее загрязненных радионуклидами регионов для скромной презентации. Возможно, эти нападки являются неотъемлемой частью поведения “туристов от науки”, которые используют в своих целях случайно полученные данные во время своих поездок в пострадавшие регионы. Настало время задаться вопросом, а кто является в наших богатых странах заказчиком этих публичных выходок и памфлетов?
У большого числа студентов из Гомельского института, выходцев из зараженных регионов, наблюдались при поступлении в ВУЗ электрокардиографические изменения. К сожалению, спустя 4 года учебы повреждения ухудшились. Мышцы сердца накапливают большее количество цезия-137, чем другие ткани, от чего страдает прежде всего проводящая система. Бандажевский назвал эту болезнь кардиомиопатией, которую можно предупредить или лечить только до момента наступления необратимых изменений. 
В равной степени к цезию-137 чувствительны железы внутренней секреции. Мы уже упоминали о функционировании щитовидной железы, которая проходит фазы гиперсекреции или гипосекреции. Понижение функций щитовидной железы влечет за собой слабоумие у маленьких детей. Эти функциональные расстройства наблюдаются в сто раз чаще, чем раковые заболевания и негативно влияют на умственное и физическое развитие детей. 
 
Иммунная система чрезвычайно чувствительна к радиации как при внутреннем, так и при внешнем облучении. Функционирование этой защитной системы зависит от иммунных клеток крови, например, лимфоцитов Т, которые претерпевают негативные изменения, сходные с теми, которые происходят при СПИДе. Повреждается также продукция антител, как это доказал Титов и его сотрудники [ 23] . С точки зрения здоровья расстройства этой сложной системы влекут за собой аллергические болезни, как астма. Аллергия на коровье молоко и фрукты наблюдается у 50% школьников и студентов Гомеля. Автоиммунные заболевания возникают, когда клетки, предназначенные для борьбы с чужеродными телами (микробами, раковыми клетками), выбирают в качестве своих мишеней здоровые клетки некоторых органов, и когда клетки щитовидной железы попадают в поле зрения расстроенной иммунной системы, происходят воспаления этих желез, вследствие чего наблюдается понижение функций щитовидной железы. Такой самоатаке подвергаются и бета-клетки поджелудочной железы, что является причиной симптомов тяжелой формы сахарного диабета. 
Многочисленные аспекты этой патологии были представлены во время конгресса в Минске [24]. Мы узнали, что число заболеваний сахарным диабетом увеличилось не только на Украине, но и в Белоруссии как последствие Чернобыльской катастрофы. Исследования Татьяны Войтович [25], минского эндокринолога, свидетельствуют о том, что за последние годы в этой стране появилась новая форма этой болезни: нестабильная инсулино-зависимая форма диабета, которая встречается у детей трехлетнего возраста. Эти дети поступают в больницы в коматозном состоянии и стабилизировать их состояние инсулином трудно. Эта форма диабета будет оказывать влияние на состояние больного на протяжении всей его жизни. До Чернобыльской катастрофы эта болезнь встречалась редко. По этим сведениям в Гомельском районе случаи заболевания инсулино-зависимой формой диабета среди детей также удвоились. 
 
 
Уйти от проблем
 
 
На конференции МАГАТЭ проблема заболеваемости инсулино-зависимой формой диабета не была внесена в список болезней, возникших вследствие аварии на ЧАЭС. Метод уклонения от этой проблемы в весьма особенных условиях конференции, управляемой предпринимателями ядерной промышленности, заслуживает огласки. Во время дискуссий я поинтересовался, наблюдается ли связь между диабетом и радиоактивным облучением. Вместо докладчика очень быстро ответил председатель заседания, сказав, что “здесь собрались эксперты со всего мира, специализирующиеся в этой области, и тот факт, что никто из них не поднял руку (в течение паузы в одну секунду), чтобы ответить на заданный вопрос, доказывает, что ионизирующее излучение не может вызывать этот тип болезни. Однако рост числа случаев этого заболевания наблюдался после взрыва в Хиросиме.
Профессор Вьель [17]в отношении этого ответа председателя заседания указывает на методы, которые используют те, кто не хочет выявить существование патологии, связанной с ионизирующим излучением, и цитирует тип ответа или заявления, который напоминает тот, который я получил на мой вопрос: “Консультирующие эксперты были единодушны во мнении, что … нет никакой угрозы для здоровья”. Вьель добавляет, что эксперты, о которых идет речь, умеют также “проводить неадекватные эпидемиологические исследования и совершать эпистемиологические ошибки”. Среди уверток, используемых для ложного истолкования исследования, профессор Вьель отмечает, что выбор случаев смертности вместо процента заболеваемости и является классическим приемом, в частности, в отношении ложной статистики раковых заболеваний вследствие радиационного облучения. Мы уже видели, что МАГАТЭ не стесняется разыгрывать эту карту для успешного лоббирования коммерческого атома. В итоге эти (псевдо) исследователи добиваются незначительных статистических результатов. Если гипотеза не была доказана, они заключают, что она ложна. Это позволяет им представить, что все в порядке в лучшем из миров. 
 
 
Конец Гомельского института
 
Поражение иммунной системы организма способствует развитию раковых заболеваний у более молодых людей. Благодаря статистическому исследованию раковые заболевания могут стать видимой частью айсберга, который представляет совокупность всех патологий, вызванных аварией на ЧАЭС. Вот почему весь мир следил с большим интересом за исследованиями профессора Бандажевского, а также за публикуемыми им монографиями [ 22] . Это позволяет представить себе истинные размеры айсберга. Работая систематически этот исследователь регулярно описывал открытия, связанные с поражением тканей, причиненным накоплением Чернобыльских радионуклидов в организме. 
Осталось завершить изучение других радионуклидов, например, стронция-90, который накапливается очень стабильно в костях, вблизи клеток, продуцирующих эритроциты, и клеток иммунной системы. В планах медицинского института было также изучение других источников радиоактивности, накапливающейся в организме, например, частиц плутония, фиксирующихся в легких или лимфоузлах, и, наконец, синергию токсичности аккумулированных радионуклидов. 
Арест 13 июля 1999 года ректора Гомельского медицинского института, профессора Юрия Бандажевского, динамичного преподавателя и ответственного научного работника, с головой ушедшего в работу, которую он считал своим долгом перед страной, и в частности, перед жертвами Чернобыля, ошеломил всех тех, кто знал его и его работы. Плодом его деятельности был и сам Гомельский медицинский институт, который он создал, и исследования, проводившиеся в его рамках. Международная Амнистия прореагировала сразу же, рассматривая Бандажевского как потенциального узника совести[ 26]
 
С тех пор институт перешел в подчинение “последователя”, который отказался от предыдущего направления исследования. Это одна из блестящих побед сторонников развития атомной промышленности над тем знанием, из-за которого она рисковала пострадать. Это изменение явилось также самой большой услугой, которую можно было оказать наиболее богатым странам Запада, которые почувствуют себя вполне оправданными. К сожалению, в очередной раз, кампания по дискредитации этого ученого нашла некоторый отклик и на Западе. 
Огромный всплеск Международной солидарности добился, наконец, освобождения профессора Бандажевского с условием о невыезде. Ученый нуждается в помощи, поскольку он серьезно подорвал свое здоровье, потеряв 20 кг веса в заключении вследствие чрезвычайно жестких условий содержания под стражей. Наша солидарность должна сейчас позволить этому врачу восстановить свое здоровье, вновь увидеть свою семью после 6 месяцев разлуки и не торопясь найти рабочие инструменты и возможность продолжать исследования и публиковать свои открытия. Надо найти средства для оплаты услуг адвоката. Обширная документация, собранная профессором Бандажевским на жестком диске его компьютера, включая рукопись, практически законченной книги, увы, исчезла. 
 
 
Мутагенные и тератогенные эффекты
 
 
Удар по геному, т.е. изменения генов и хромосом, который влечет за собой рост числа генетических заболеваний и врожденных физических недостатков у последующих поколений, составляет угрозу и для рабочих атомной промышленности, и для остального населения на протяжении всей производственной цепочки урана: от добычи урановой руды до утилизации отходов, не говоря уже об обеспечении “нормального” функционирования промышленных гражданских или военных атомных установок. Мутации, вызванные этими продуктами, их отходами, газообразными, жидкими или твердыми, ведут к росту числа генетических заболеваний или отклонений в физическом развитии среди детей. Именно это беспокоило экспертов, приглашенных в ВОЗ в 1956 году, в то время, когда эта индустрия только начинала свое развитие [9]
 
После Чернобыля изменения наследственности или генома были доказаны не только у животных, проживающих в радиусе 1000 км от разрушенного энергоблока, но также и у детей, проживающих в загрязненных районах, в радиусе 250 – 300 км от Чернобыля [27]. Доминантные мутации проявляются сразу же, но они протекают часто незамеченными, поскольку они не совместимы с выживанием и могут стать причиной выкидышей. Рецессивные мутации ведут к генетическим болезням и развитию физических недостатков у последующих поколений. Таким образом, следует ожидать третьего - пятого поколения населения районов, загрязненных радионуклидами, чтобы иметь возможность измерить объем ущерба, нанесенного катастрофой каждой семье.
 
 
Генетические аномалии у рыб, ласточек и грызунов 
А. Слуквин, бывший ответственный работник Комиссии СССР по рыбной ловле, сравнил два района промышленного рыбоводства, специализирующегося на выращивании карпов: один – в двухстах км от Чернобыля, в зоне относительно слабой загрязненности (приблизительно 1 Ки/км2), другой – в 400 км от эпицентра взрыва, в зоне очень слабой загрязненности. С 1988 г. у рыб, обитающих в зоне, где ил на дне прудов был заражен, отмечается снижение численности потомства и смертность оплодотворенных икринок, которая достигала 70%. Наблюдаются также аномалии развития значительного числа карпов, достигших шестимесячного возраста [ 28] . Только в 400 км от пострадавшей АЭС возможно выращивание карпов, как раньше. Упомянутые исследования были организованы под руководством профессора Розы Гончаровой. 
У диких животных, грызунов и птиц вокруг Чернобыля воспроизводство происходит с большим темпом, что позволяет констатировать увеличение числа аномалий, причиненных рецессивными генами, имеющимися у обоих родителей. 
Группа шведских исследователей сравнила популяцию ласточек, гнездящихся в Чернобыле, с ласточками одного из незагрязненных регионов Южной Украины и одного из регионов Италии. Эксперименты включали исследования структуры ДНК в хромосомах взрослых ласточек и их потомков. Как и в работах Дуброва и его коллег [ 27] , в этих исследованиях была использована техника Джефрис. Шведские исследователи обнаружили более высокий статистически значительный процент мутаций у чернобыльских ласточек, чем у ласточек, проживающих за пределами загрязненной зоны [ 29] . Они, кроме того, обнаружили рост рецессивных генетических аномалий у ласточек из Чернобыля. У мутантов – белые пятна на оперении и более низкие шансы на выживание. Популяции ласточек наблюдались из года в год: популяция Чернобыльских ласточек катастрофически сокращается в загрязненных зонах, чего не наблюдалось на Юге Украины и в контрольной зоне Италии. С точки зрения статистики различия представляются значительными. 
Множество работ было посвящено грызунам, проживающим в более или менее загрязненных зонах [ 30, 31, 32] . Среда, в которой проживают эти грызуны, рыжие полевки, характеризуется снижением радиационного фона, так как цезий-137 инфильтруется все глубже в почву благодаря дождевой воде. Можно было бы предположить, что животные реагировали бы позитивно на эти улучшившиеся радиологические условия. Однако генетические аномалии усиливаются от поколения к поколению [ 30, 31] . Гончарова и Рябоконь видят в этом обратное приспособлению к радиации. 
Бэйкер и его коллеги [ 32] изучают ДНК одного из генов, переданного мышам-полевкам от матери к потомству. Они констатируют разнообразные мутации от поколения к поколению, т.е. изменения базы изучаемых хромосом. Это соответствует увеличению числа мутаций в сотни раз по сравнению с уровнем, который был известен к сегодняшнему дню в животном мире.
Поскольку, с точки зрения генетики, человек и грызуны имеют сравнимые показатели, эти публикации дали повод профессору Хиллису из Техасского университета закончить передовицу в журнале “Nature” от 25 апреля 1996 г. следующей фразой: 
 
“Сегодня мы знаем, что мутагенная сила атомной аварии может быть намного более значительной, чем предполагалось до настоящего момента и что геном эукариотов может представлять такое процентное содержание мутационных изменений, которое до настоящего времени не рассматривалось как возможное”. 
В том же номере этого превосходного научного журнала была опубликована статья Ю.Дуброва и коллег [27] . Эта команда под покровительством профессора А.Джеффрис, лауреата Нобелевской премии, изучала детей и их родителей, проживающих в зараженных районах от 250 до 300 км к северу от Чернобыля. У этих детей наблюдалось удвоение числа мутаций в изучаемых хромосомах по сравнению с детьми из незагрязненных районов. Процентное содержание мутаций зависело от степени радиоактивности в местах проживания их родителей. Ввиду радиоактивного загрязнения всей территории Беларуси, контрольная группа для изучения была выбрана в Великобритании. 
Дуброва и коллеги предполагают, что малая, но регулярная доза радиации является особенно опасной для человеческого генома. В самом деле, полученную дозу всегда трудно оценить, в частности, по причине большого разнообразия радионуклидов в организме вследствие Чернобыльской катастрофы. Эти наблюдения не предвещают ничего хорошего для последующих поколений. 
Упомянутая публикация является также моделью для Запада: работа очень высокого уровня, основывающаяся на применении новейших технологий, реализованная частично в лабораториях изобретателя-техника, профессора Джеффрис, содержит на первом месте, в качестве основного автора, фамилию российского исследователя, который проводил полевые работы, а не фамилию англичанина, желающего выставить себя в выгодном свете. 
В мае 1997 г. ежегодный отчет ВОЗ, опубликованный по случаю Всемирной Ассамблеи Здоровья (WHA), свидетельствует, что число случаев возникновения рака в ближайшие десятилетия удвоится. Тем не менее, в отчете утверждается, что факт этого увеличения следует, прежде всего, из-за повышения средней продолжительности жизни [ 34] . При таком анализе существует риск смешения раковых заболеваний очень пожилых людей, детей и молодых людей, которые появляются в странах, пострадавших от Чернобыля. 
В том же документе ВОЗ [ 34] предвидит также сильный рост заболеваемости сахарным диабетом. В богатых странах диабет второго типа коснется тех, кто страдает от избыточного употребления пищи. В этом отчете говорится также без особых объяснений, что случаи заболевания инсулино-зависимой формой диабета среди молодежи также возрастет. Вспомним пророческий отчет М. Короленко, министра здравоохранения Украины на международной конференции ВОЗ в 1995 г., материалы которой так и не были опубликованы [ 6] . Наряду с резким увеличением случаев врожденных физических недостатков, он указывал на увеличение на 25% случаев заболевания диабетом вследствие аварии на ЧАЭС. 
Telethon собирает миллионные средства для исследований в области болезней, имеющих генетическую природу, которые также возрастают по данным ВОЗ, но собранные деньги не предназначаются на предотвращение этих болезней. В самом деле, предупреждением заболеваний явилось бы сокращение количества радиоактивных выбросов и осадков радионуклидов, влекущих за собой пагубные изменения генома. 
Отклонения в физическом развитии детей при рождении
 
На конференции МАГАТЭ [ 7] , докладчик, который должен был говорить о тератологии вследствие Чернобыльской катастрофы, использовал тот же аргумент что и адвокаты химических предприятий, которые производили в 60-е гг. медицинские препараты, оказавшиеся в крайней степени тератогенными, т.е. провоцирующими в большом количестве врожденные пороки развития у детей тех матерей, которые его принимали. Этот медикамент причиняет также врожденные пороки у обезьян, птиц и насекомых. Речь идет о талидомиде [ 35] . Докладчик утверждал: “Отсутствие регистра – доказательство того, что врожденные пороки развития – не следствие Чернобыльской катастрофы”. 
Это высказывание – ложно много раз. Прежде всего, отсутствие регистра не является доказательством отсутствия связи между ростом числа врожденных пороков и Чернобылем. Но лживость этого утверждения является очевидным для Беларуси. С 1982 г., т.е. за 4 года до Чернобыля, эта страна обладала уже национальным регистром врожденных пороков развития, которые вел Белорусский институт врожденных и наследственных заболеваний под руководством профессора Геннадия Лазюка [ 36] . Этот институт регистрирует и проверяет случаи врожденных пороков, которые наблюдаются на территории страны. О десяти пороках развития следует информировать в обязательном порядке. Они должны быть обнаружены у ребенка до 7 дня после рождения или у плода в случаях спонтанного или терапевтического аборта. Среди отклонений, о которых следует извещать в любом случае находятся: аномалии развития центральной нервной системы как, например анэнцефалия (отсутствие головного мозга), “spina bifida”, заячья губа, полидактилия, отсутствие конечностей или большие отклонения в их развитии, сужение пищевода и ано-ректальной области, болезнь Дауна и множественные врожденные пороки развития. 
Случаи появления врожденных пороков возросли в Беларуси пропорционально степени загрязненности цезием-137 в регионе, где проживала мать во время беременности [ 36] . Количество случаев врожденных пороков развития, имеющих, вероятно, генетическое происхождение, но совместимых с выживаемостью после рождения, значительно возросло [ 37] . Растут также пороки развития из-за токсического влияния радионуклидов и излучения. 
В Беларуси практически не существует региона, который пощадила судьба, тем более, что заражение в 90% случаях обусловлено употреблением продуктов, загрязненных Чернобыльскими радионуклидами. Никакой регион страны не может считаться контрольным районом. Вот почему данные, зарегистрированные с 1982 по 1985 гг., являются контрольными, тем более что они обоснованы на очень современном информативном регистре. 
На конгрессе ВОЗ, прошедшем в ноябре 1995 г., доктор Смольникова из г.Гомеля, ответственная за здоровье 46 тыс. детей, проживающих на территории с уровнем загрязненности 40 Ки/км2, уже наблюдала высокий уровень перинатальной смертности и тревожное количество врожденных пороков развития в этом регионе [6]
 
Несмотря на все эти отчеты, эксперты МАГАТЭ отрицали рост врожденных пороков развития, связанных с Чернобылем. 
Вследствие эпидемии врожденных пороков развития, вызванных медикаментом талидомидом (Contergan) в Европе, фармацевтическая промышленность во всем мире была вынуждена исключить соединения, обладающие мутагенными свойствами, тератогены и канцерогены; наибольшим отрицательным эффектом отличались мутагенные свойства. Однако талидомид не является мутагеном. Тот факт, что министерства здравоохранения не проявляют подобную требовательность в отношении атомной индустрии, является непонятным. Освободившееся излучение, рассеянное в окружающей среде, является эффективным мутагенным тератогенным и канцерогенным фактором.
 
 
Разрушение научных структур Беларуси
 
Пока Мировая Ассамблея Здравоохранения, являющаяся руководящим органом ВОЗ, не внесет поправки или, лучше, не отменит Соглашение, заключенное в 1959 г. с МАГАТЭ, которое делает ВОЗ заложником атомного лобби в области медицинских последствий, вызванных радиацией, нет никакой надежды, что сколь либо существенная помощь достигнет исследовательских групп, которые в ней так нуждаются.
В Беларуси мы являемся свидетелями драматического ослабления наиболее работоспособных структур, работающих в области изучения последствий Чернобыльской катастрофы.
Профессор Нестеренко был одним из физиков, который по горячим следам прибыл на место катастрофы. В качестве эксперта и, иногда при случае, пожарного, он, летая на вертолете, определял возможность подачи жидкого азота из контейнера в развалы реактора для прекращения его горения. Совершенно невероятно, что он выжил. Из четырех пассажиров того вертолета трое умерли вследствие облучения и радиоактивного заражения. Вместе с членами своего института Нестеренко создал карту радиоактивности на всей территории и сформулировал предложения, направленные на защиту населения. 
Он продолжал свою работу до того момента, когда его данные и его рекомендации перестали считаться удовлетворительными и стали рассматриваться, как “панические”. Он потерял институт, которым руководил, а вместе с тем свои функций и источник своих доходов. Благодаря помощи Алеся Адамовича, Андрея Сахарова и Фонда Мира Нестеренко благополучно удалось создать негосударственный исследовательский институт “Белрад”, который стремится оказать помощь жертвам аварии на ЧАЭС, обучая их наилучшим возможным способам самозащиты, если они вынуждены проживать на зараженной территории, и стараясь реабилитировать детей.
Министр здравоохранения, доктор Добрышевская, которая поддержала наиболее значительные исследовательские группы, как свидетельствует совместный отчет, опубликованный 1996 году [ 24] , была также освобождена от занимаемой должности.
Профессор Океанов также стал свидетелем разрушения целостности исследовательской структуры, которой он руководил. Это был один из незаменимых инструментов работы, целью которого было выявление истинных размеров эпидемии раковых заболеваний, вызванных Чернобыльской катастрофой. Здесь совпадение с его выступлениями на конференции ВОЗ в Минске, а также его несоблюдение молчания, требуемого на конференции МАГАТЭ в Вене, дают нам понять, кто хотел его ликвидировать или, по крайней мере, добиться уничтожения рабочего инструмента, которым он обладал. 
Увольнение профессора Юрия Бандажевского является последним по времени. Этот пионер исследований последствий Чернобыльской аварии выявил механизмы влияния радионуклидов, находящихся в организме: после йода-131, цезий-137 и стронций-90. С молодыми исследователями из Гомельского института и с многочисленными добровольцами Бандажевский описал болезни, которыми страдает очень высокий процент населения, и почти все дети, проживающие в загрязненных районах. Исключительный результат его работы уже уничтожен. 
Кто поможет пролить свет на эту серию разрушительных действий в отношении передовых институтов, объяснить ломку столь блестящих научных карьер? Эти систематические и повторные акции, которые отрицательным образом сказываются на благополучии страны и ее населения, очевидно, поддерживаются теми, кому исследования такого качества мешают: амбициозными и в тоже время ревнивыми к чужим успехам людей, ибо они всегда есть. Все же, в данном случае, наибольшую радость и выгоду получают, прежде всего, страны с наиболее развитой атомной промышленностью и атомное лобби. 
В наш ядерный век весь мир должен осознать новую роль медицины в области реализации своих задач по предупреждению, лечению болезней и проведению исследовательской работы. Для этого необходимо предоставить независимость ВОЗ с тем, чтобы она могла снова действовать в столь деликатной области в соответствии со своей Конституцией. Эпидемиологические исследования должны быть возобновлены без всяких надуманных причин их прекращения. Кто будет заниматься изучением генетических изменений у детей пяти грядущих поколений? Кто будет заниматься реабилитацией жертв и их лечением и наиболее эффективной защитой детей и беременных женщин? Богатые страны, имеющие атомные станции, должны придти на помощь жертвам Чернобыля в Беларуси безусловно, но и в других пострадавших регионах. 
Следует лишить МАГАТЭ настоящего мандата на коммерческое развитие атомной индустрии. Другие более важные проблемы ожидают сейчас это Агентство: обеспечение наблюдения за плутонием и ураном, совокупностью расщепляющихся материалов, которые должны быть извлечены из ядерных боеголовок, а также из атомных установок военного и коммерческого назначения. МАГАТЭ будет также контролировать проблемы ликвидации радиоактивных отходов, которые человечеству удалось накопить на протяжении двух поколений с момента начала ядерной эры. Этот контроль должен быть обеспечен и на протяжении последующих столетий. 
 
 
 
Библиография
 
1) Belbйoch B. and Belbйoch R.: Tchernobyl, une catastrophe. Quelques йlйments pour un bilan. Edition Allia, 16 rue Charlemagne, Paris IVe , pp 220. 1993.
2) Schtscherbak J. : Protokolle einer Katastrophe (Aus dem Russischen von Barbara Conrad) Athenдum Verlag GmbH. Die kleine weisse Reihe. Frankfurt am Main, 1988.
3) Tribunal Permanent des Peuples. Commission Internationale de Tchernobyl : Consйquences sur l'environnement, la santй, et les droits de la personne. Vienne, Autriche, ECODIF- 107 av. Parmentier, 75011 Paris, ISBN 3-00-001533-7, pp 238, 12-15 avril 1996.
4) Yarochinskaya A. : Tchernobyl; Vйritй interdite (traduit du russe par Michиle Kahn). Publiй avec l'aide du Groupe des Verts au Parlement Europйen, Artel, Membre du Groupe Erasme, Louvain-la Neuve, Belgique, Ed de l'Aube, pp 143; 1993. 
5) OMS. Rapport d'un groupe d'йtude : Questions de santй mentale que pose l'utilisation de l'йnergie atomique а des fins pacifiques. Sйrie de Rapports Techniques, No 151, pp. 59, OMS, Genиve, 1958.
6) Les consйquences de Tchernobyl et d'autres accidents radiologiques sur la santй. Confйrence Internationale organisйe par l'OMS а Genиve, 20-23 novembre 1995. Actes non publiйs
7) IAEA. One decade after Chernobyl. Summing up the Consequences of the accident. Proceedings of an International Conference, pp 555, Vienna 8-12 April 1996. Sales and Promotion Unit, International Atomic Energy Agency, Wagramstr. 5 , P.O: Box 100, A-1400, Vienna, Austria. 
8) Documents Fondamentaux de l'Organisation Mondiale de la Santй. 42e йdition, pp 182, OMS Genиve, 1999.
9) OMS. Effets gйnйtiques des radiations chez l'homme. Rapport d'un groupe d'йtude rйuni par l'OMS; pp 183, OMS, Palais des Nations, Genиve, 1957. 
10) Programme de la Confйrence Internationale organisйe par l'OMS а Genиve, du 20-23 novembre 1995. Les consйquences de Tchernobyl et d'autres accidents radiologiques sur la santй. Le Programme peut кtre obtenu а Genиve WHO/EHG/1995. 
11) Health consequences of the Chernobyl accident. Results of the IPHECA pilot projects and related national programmes. WHO/EHG 95. pp 519. WHO Geneva 1996.
12) Okeanov A.E. et al.: Analysis of results obtained within "Epidemiological Registry" in Belarus. Geneva; the Russian version can be obtained at the WHO (unpublished document WHO/EOS/94.27 and 28) Geneva Switzerland, 1994
13) Bandahevsky Yu.I. and Lelevich V.V. : Clinical and experimental aspects of the effect of incorporated radionucleides upon the organism, Gomel, State Medical Institute, Belorussian Engineering Academy. Ministery of Health of the Republic of Belarus, pp 128. 1995. 
14) Okeanov. A.E. : Confйrence а Minsk. Die wichtigsten wissenschaftlichen Referate. International Congress "The World after Chernobyl" Minsk 1996
15) Petridou E., Trichopoulos D., Dessypris N., Flyzani V.,Haidas S., Kalmanti M., Koiouskas D., Kosmidis H., Piperopoulou F. and Tzortzatou F.: Infant leukaemia after in utero exposure to radiation from Chernobyl. Nature, Vol. 382, 352-353, 1996 
16) Stewart A.M. : Low dose radiation : The Hanford Evidence. The Lancet, No 8072, pp 1848-1849, 1978.
17) Viel J.-F., Consйquences des essais nuclйaires sur la santй: quelles enquкtes йpidйmiologiques? Mйdecine et Guerre Nuclйaire, Vol. 11, p 41-44, janv.-mars 1996. 
18) Nesterenko V.B. : Chernobyl Accident. Reasons and consequences. The expert Conclusion. Academy of Science of Belarus. pp. 442. Traduit du russe par S. Boos. SENMURV TEST, Minsk 1993.
19) Nesterenko V.B.: Chernobyl accident. Radioprotection of population. Institute of Radiation Safety "BELRAD". pp 180, Minsk 1998
20) European Commission, Atlas of Caesium Deposition on Europe after the Chernobyl Accident, Rep. EURO-16733, EC, Luxembourg (1996). 
21) Bandazhevsky Y.I. : Structural and functional effects of radioisotopes incorporated by the organism. Ministery of Health Care of the Republic of Belarus. Belarussian Engineering Academy, Gomel State Medical Institute, pp 143, 1997.
22) Bandazhevsky Y.I.: Pathophysiology of incorporated radioactive emissions . Gomel State Medical Institute. pp 57, 1998.
23) Titov L.P., Kharitonic G., Gourmanchuk I.E. & Ignatenko S.I. : Effect of radiation on the production of immunoglobulins in children subsequent to the Chernobyl disaster, Allergy Proc. Vol. 16, No 4, p 185-193, July- August, 1995.
24) Drobyschewskaja I.M., Kryssenko N.A., Shakov I.G., Steshko W.A. & Okeanov A.E. Gesundheitszustand der Bevцlkerung, die auf den durch die Tschernobyl-Katastrophe verseuchten Territorium der Republik Belarus lebt. p91-103, dans : Die wichtigsten wissenschaftlichen Referate, International Congress "The World after Chernobyl" Minsk 1996.
25) Vassilevna T., Voitevich T., Mirkulova T., Clinique Universitaire de Pйdiatrie а Minsk.1996. Communications personnelles. 
26) Amnesty International: BELARUS . Possible Prisoner of Conscience - Professor Yury Bandazhevsky. AI index : EUR 49/27/99, 18 October 1999. 
27) Dubrova Yu.E., V.N. Nesterov, N.G. Krouchinsky, V.A. Ostapenko, R. Neumann, D.L. Neil, A.J. Jeffreys (1996). Human minisatellite mutation rate after the Chernobyl accident. Nature, 380:p.683-686, 25 avril 1996. 
28) Goncharova R.I. & Slukvin A.M., Study on mutation and modification variability in young fishes of Cyprinus carpio from regions contaminated by the Chernobyl radioactive fallout. 27-28 Octobre 1994, Russia-Norvegian Satellite Symposium on Nuclear Accidents, Radioecology and Health. Abstract Part 1, Moscow, 1994. 
29) Ellegren H., Lindgren G. Primmer C.R. & Mшller: Fitness loss and germline mutations in barn swallows breeding in Chernobyl. NATURE, Vol 389, pp. 593-596, 9 October 1997
30) Goncharova R.I. & Ryabokon N.I.: The levels of cytogenetic injuries in consecutive generations of bank voles, inhabiting radiocontaminated areas. Proceedings of the Belarus-Japan Symposium in Minsk. "Acute and late Consequences of Nuclear catastrophes: Hiroshima-Nagasaki and Chernobyl", pp. 312-321, Oct 3-5, 1994 31) 
31) Goncharova R.I. & Ryabokon N.I., Dynamics of gamma-emitter content level in many generations of wild rodents in contaminated areas of Belarus. 2nd Intern. 25-26 Octobre 1994, Conf. "Radiobiological Consequences of Nuclear Accidents".
32) Baker R.J., Van den Bussche R.A., Wright A.J., Wiggins L.E., Hamilton M.J., Reat E.P., Smith M.H., Lomakin M.D. & Chesser R.K. : High levels of genetic change in rodents of Chernobyl. NATURE , Vol 380, pp. 707-708, 25 April 1996
33) Hillis D.M., Life in the hot zone around Chernobyl, Nature, Vol. 380, p 665 а 666, 25 avril 1996. 
34) The World Health Report 1997 / Conquering suffering, Enriching humanity, pp.162, Distributed at the World Health Assembly (WHA), 1998.
35) Hartlmaier K.M. : Es geht nicht nur um Contergan. I. Mai begint der grosse Prozess. Er trifft grundsдtzliche Fragen. Zahnдrztliche Mitteilungen, Nr. 9, pp. 427-429, 1968. 
36) Lazjuk G.I., Satow Y., Nikolaev D.L., Kirillova I.A., Novikova I.V., and Khmel R.D.: Increased frequency of embryonic disorders found in the residents of Belarus after Chernobyl accident. Proceedings of the Belarus-Japan Symposium "Acute and late Consequences of Nuclear Catastrophe: Hiroshima-Nagasaki and Chernobyl"; p. 107-123, Belarus Academy of Sciences, Minsk Oct. 3-5, 1994. 
37) Lazjuk G.I. et al.: Genetic consequences of the Chernobyl accident for Belarus Republic (published also in Japanese in Gijutsu-to-Ningen, No 283, p.26-32, Jan./Feb.. 1998) Research Activities about the Radiological Consequences of the Chernobyl NPS Accident. p.174-177, Edited by IMANAKA T. Research Reactor Institute, Kyoto University, KURRI-KR-21; March 1998. 

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ.
Rambler's Top100