Яндекс.Метрика НИП | 08.02.99 | 12.00 | пресс-конференция «Госдума И Минатом собираются превратить Россию в свалку ядерных отходов»
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА И МИНАТОМ СОБИРАЮТСЯ ПРЕВРАТИТЬ РОССИЮ ВО ВСЕМИРНУЮ СВАЛКУ ЯДЕРНЫХ ОТХОДОВ

 
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПРЕССЫ, 8 февраля 1999 года, 12:00

 
 
 
О состоянии здоровья работников Минатома
(Аналитический обзор)
Сибирский химический комбинат
(Справка)
Производственное объединение МАЯК
(Справка)
Красноярский Горно-химический комбинат
(Справка)
Нельзя делать из России ядерную помойку
(пресс-релиз пресс-центра фракции Яблоко 292-98-00, 292-94-59)

 
По предложению депутата Госдумы С.П. Шашурина (депутатская группа "Народовластие"), поддержанного руководителями фракций КПРФ (Г.А. Зюгановым), "Наш дом - Россия" (В.А. Рыжковым), ЛДПР (В.В. Жириновским) и депутатских групп "Народовластие" (Н.И. Рыжковым), Аграрной (Н.М. Харитоновым), "Российские регионы" (О.В. Морозовым) председатель Госдумы Г.Н. Селезнев направил на согласование в Правительство проект поправки к статье 50 закона РФ "Об охране окружающей природной среды".
Суть вносимой поправки сводится к разрешению ввоза в Россию "в целях переработки, хранения или захоронения" отработавшего ядерного топлива, радиоактивных отходов и материалов из других государств "...с учетом экономической выгоды РФ и обеспечения безопасности окружающей среды".
По поручению вице-премьера В. Б. Булгака от 27 января 1999 г. этот документ направлен на согласование в министерства и ведомства, и в ближайшие недели может быть принят Думой.
Эта поправка, отменяющая запрет на ввоз в Россию на хранение и захоронение отработанного ядерного топлива, радиоактивных отходов и материалов из зарубежных стран, где нами не были построены АЭС, рассчитана на получение крупных средств от стран, стремящихся избавиться от отходов своей ядерной индустрии. Известно, что переговоры об этом велись с Швейцарией, Испанией, Германией, Японией, Южной Кореей и другими странами.
В материалах Думы говорится о "счастливом стечении обстоятельств". Под этим имеется в виду ни что другое, как горячее желание стран с развитой атомной индустрией поскорее избавиться от неизбежных страшных последствий ее деятельности, используя тяжелое экономическое положение России. Швейцария, например, предполагает передать нам не только 2000 тонн своего отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), но и 500 куб. м радиоактивных отходов от переработки швейцарского ОЯТ, которые ей необходимо забрать из Франции.
Если эта поправка будет принята, в Россию хлынет поток радиоактивных материалов из других стран.
В Великобритании и Франции , единственных странах, перерабатывающих зарубежное ОЯТ, непременным условием такой переработки является возвращение образующихся при этом РАО в страну, направившую ОЯТ на переработку ; ввоз зарубежного ОЯТ на хранение и захоронение законодательно запрещен. Содержащееся в обосновывающих поправку материалах Госдумы утверждение Президента РНЦ "Курчатовский институт" об ожидаемом "всплеске конкуренции" в этой области - безосновательно. Сомнительную честь реализации предложений о хранении и захоронении зарубежных радиоактивных материалов у России никто не собирается оспаривать!
Необходимо напомнить, что в России нет мощностей для переработки зарубежного ОЯТ. Технологии для этого имеются на Красноярском ГХК, Томском СХК и ПО "МАЯК" в Челябинской области. Однако, для организации приемки и переработки зарубежного ОЯТ потребуются затраты на реконструкцию и строительство объемом во много миллиардов долларов (только завершение строительства завода РТ-2 на ГХК потребует не менее 5 млрд. долларов). Сюда должна будет уйти большая часть средств, которые можно выручить в результате этих сомнительных сделок. Поэтому и другое утверждение Президента Курчатовского института о том, что изменение статьи 50 позволит " решить множество тяжелых социальных задач" - не обосновано. И уже поэтому нет сомнения в том, что под предлогом переработки зарубежного ОЯТ Минатом на самом деле просто собирается использовать территорию России, как отхожее место для зарубежных радиоактивных материалов.
Только циничным можно назвать утверждение, что действующая редакция закона "...наносит ущерб как экономическим, так и экологическим интересам Российской Федерации,..". Пока экономическим интересам России наносит ущерб развернутое Минатомом за счет средств федерального бюджета строительство дорогостоящих объектов за рубежом ( по бюджету 1999 г. на это предполагается выделить 177 млн. долларов США или более 4 млрд. руб.), а главный ущерб экологическим интересам России наносит деятельность предприятий ядерно-топливного цикла, ежедневно увеличивающим радиационную нагрузку на территорию страны и ее граждан. При этом данные по радиационному загрязнению окружающей среды до сих пор противозаконно засекречиваются, а в качестве решения экологических проблем предлагается ... строить новые АЭС!
Факты говорят о том, что во всех трех регионах, где расположены заводы по переработке ОЯТ, сложилась катастрофическая экологическая ситуация. Переработка ОЯТ ведется по технологиям, унаследованным от плутониевых программ времен холодной войны. Эта технология приводит к образованию огромного количества ядерных отходов.
Благодаря деятельности ряда экологических организаций недавно стали известно, что огромная подземная линза радиоактивных отходов на полигоне "Северный" Красноярского Горно-химического комбината, - опровергая все официальные уверения атомщиков в безопасности такого захоронения, - распространяется со скоростью более 300 м в год. До ближайшего притока Енисея осталось всего 2 км. Аналогичное положение с подземными захоронениями РАО сложилось и на других предприятиях Минатома - на ПО "МАЯК" в Челябинской области и на Сибирском химическом комбинате в Томской области (бассейн Оби), а также в Димитровграде (бассейн Волги). Надо срочно прекращать всякую закачку РАО под землю, разрабатывать и осуществлять очень дорогостоящие мероприятия по остановке распространения таких линз. Это означает невозможность продолжения дальнейшей работы всех существующих предприятий по переработке даже отечественного ОЯТ, не говоря уже о дополнительной нагрузке, связанной с приемкой зарубежных материалов.
Поскольку перерабатывать зарубежное ОЯТ по старым технологиям нельзя с экологической точки зрения (а новых безопасных технологий такой переработки не существует), то и с этих позиций брать зарубежное ОЯТ на переработку означает прямой обман : и по этой при чине не должно быть сомнений в том, что под предлогом переработки зарубежного ОЯТ Минатом на самом деле просто собирается использовать территорию России как отхожее место для зарубежных радиоактивных материалов.
Нельзя брать зарубежные материалы и для захоронения на территории России. Неизвестно, удастся ли найти приемлемое место для такого захоронения, не ясно и как такое захоронение организовать. На территории США (это больше половины площади России) поиски такого места ведутся более 20 лет, на это потрачено около 5 млрд. долларов и удовлетворительное место не найдено. Аналогичное положение складывается в Великобритании и Франции.
Ради выживания атомной индустрии и получения доходов Минатом готов превратить Россию во всемирную ядерную свалку. Это не только ставит Россию в унизительное положение, но и создает прямую угрозу для нашего будущего. Никакие миллиарды долларов не смогут защитить от поражения радиацией нынешнее и будущие поколения россиян. Необходимо остановить это безумие!
Для контакта:
Алексей Владимирович ЯБЛОКОВ, Сопредседатель Социально-Экологического союза, Тел\факс: 952-30-07; 952-24-23; e-mail: anzuz@glasnet.ru; atomsafe@glasnet.ru
Лидия Владимировна ПОПОВА, Директор Центра ядерной экологии и энергетической политики Социально-Экологического Союза, Тел\факс: 131-70-12; e-mail: aeulydia@glas.apc.org
О состоянии здоровья работников Минатома
Аналитический обзор
В связи с дискуссией о целесообразности ввоза в Россию на переработку, хранение и захоронение радиоактивных материалов из других стран, в результате чего объем таких материалов на территории России будет быстро расти, представляют несомненный интерес данные о состоянии здоровья работников Минатома, как непосредственно занятых на производствах, так и проживающих в районах их расположения.

Приведенные далее данные взяты из текста Федеральной целевой программы "Медико-санитарное обеспечение современного этапа развития ядерно-энергетического комплекса и других особо опасных производств в условиях ракетного, ядерного и химического разоружения , а также конверсии разработки новых технологий в 1997-1998 годах", утвержденной постановлением Правительства России №191 от 22 февраля 1997 года (далее "Программа") и материалов Научного совета Минатома , обсудившего в декабре 1998 г. вопрос "Состояние здоровья работников отрасли", опубликованных в газете "Атомпресса", № 3 (394), январь 1999, с. 3-4 (далее - "Материалы").

На начало 1998г. 53 учреждения здравоохранения Федерального управления "Медбиоэкстрем" (коечный фонд - 20 тыс., 8 тыс. врачей и 185 тыс. вспомогательного персонала) обслуживали в общей сложности 1 млн. 670 тыс. человек персонала предприятий ядерно-топливного цикла и проживающего в районах их расположения населения.
В 1997 г. среднегодовая доза облучения персонала составила 0,35 сЗв (17,5 % от предельно допустимой дозы). В 1997 г. 4 % персонала были облучены выше предельно допустимой дозы. В то же время "...имеющиеся в немногих медико-санитарных частях счетчики излучения человека..., не обеспечивают измерение достаточно низких концентраций значимых радионуклидов в теле человека..." ("Программа").
По ЗАТО (закрытым административно территориальным образованиям) в структуре смертности на первом месте - заболевания органов кровообращения, на втором - злокачественные новообразования.

Заболеваемость нервной системы и органов чувств у работающих на предприятиях (персонала) почти в два раза выше, чем у населения, проживающего в районах расположения предприятий Минатома (далее -"население Минатома").
Распространенность гипертонической болезни среди персонала предприятий (60,6 %) и работающих в контакте с ионизирующим излучением (61,2 %) почти в два раза выше, чем у населения Минатома (33,2 %), и почти в три раза выше, чем в среднем по России (22,6 %).
Частота болезней костно-мышечной системы в 1997 г. у работающих в контакте с ионизирующим излучением была вдвое выше, чем в среднем по России (184,5 и 86,1 на 1000 чел.).
Отмечается тенденция роста язвенной болезни желудка и 12-персной кишки: в 1997 г. их уровни у населения Минатома более чем в два раза превысили средние показали по стране.

Продолжается рост болезней крови: в 1997 г. этот показатель для профессионалов Минатома был более чем в 3 раза выше, чем в среднем для России.
С 1992 г. по 1997 г. онкозаболеваемость населения Минатома выросла в три раза больше, чем по стране в среднем (соответственно, на 17,7 % и 5,9 %). При этом резко увеличилось число больных, впервые выявленных в запущенной стадии ("Программа").
Первичная заболеваемость психическими расстройствами в атомной отрасли с 1994 г. по 1997 г. возросла более чем на 50 %, и в 1997 г. превысила средний уровень по стране.

Распространенность врожденных аномалий среди детей в возрасте до 14 лет проживающих в ЗАТО в 1996г. вдвое превышала средние показатели по России.
У 80 % работников особо опасных производств Минатома отмечено развитие вторичных иммунодефицитов, осложняющих течение профессиональных заболеваний ("Программа").
У 20 % профессионалов, работавших в первое десятилетие становления атомной промышленности, обнаруживается профессиональная патология лучевой природы. В структуре заболеваемости профессионалов первое место занимают болезни, вызванные радиоактивными веществами (45,1 %).
"До сих пор остается нерешенной проблема условий работы персонала плутониевых производствами "... на учете в медико-санитарных частях состоит более 1000 "носителей" тяжелых металлов" ("Материалы"). С другой стороны, только на химико-металлургических предприятиях Минатома "...зарегистрировано около 2 тыс. лиц -носителей плутония с превышением его содержания в организме и доказана прямая связь между плутонием и заболеваемостью раком легких" ("Программа").

Приведенные выше цифры и факты, взятые из документов, подготовленных Минатомом, наглядно показывают, что Минатом не смог обеспечить здоровье своих собственных работников, связанных с переработкой радиоактивных материалов.
Учитывая плохое состояние и высокую аварийность транспортных путей , по которым будет перевозиться опасный груз, постоянные (т.е. штатные) выбросы радиоактивных веществ, а также неизбежные аварийные выбросы (в том числе и долгоживущих радионуклидов) при работе перерабатывающих заводов и хранилищ ОЯТ и РАО, легко представить , какое будущее ожидает россиян, если будут приняты планы Минатома по снятию ограничений на ввоз зарубежных радиоактивных материалов.

Обзор подготовлен Аналитической группой Программы по ядерной и радиационной безопасности Социально-Экологического Союза и Центра экологической политики России.
Для контактов: тел\факс (095) 952 -30-07, 135-72-18; электронная почта: atomsafe@glasnet.ru

Сибирский химический комбинат
Справка
Сибирский химический комбинат (СХК) включает 5 промышленных реакторов для получения оружейного плутония, радиохимический завод для выделения плутония, завод по разделению изотопов урана и ряд других заводов. СХК расположен на берегу реки Томи, являющейся притоком великой сибирской реки Оби, в 15 км от Томска. Рядом с СХК был построен закрытый город Томск-7 (с 1994 - Северск.).
Из 5 реакторов СХК один являлся прямоточным: для его охлаждения использовалась речная вода, которая после прохождения через охлаждающий контур сбрасывалась обратно в реку. В 1990 - 1992 гг. 3 реактора были остановлены. Оставшиеся два реактора должны быть остановлены по российско-американскому соглашению до 2000 г. Однако, поскольку они являются реакторами двойного назначения, т.е. помимо оружейного плутония, производят тепло для Томска-7 и областного Томска, они смогут быть остановлены после введения замещающих мощностей. Минатом и руководство СХК сопротивляются внедрению областных программ по энергосбережению и использованию неядерных источников энергии.
Сброс охлаждающих вод из реактора, а также из других источников привел к значительному загрязнению радионуклидами рек Ромашка и Томь, а через них и Оби.
Радиохимический завод для переработки облученного топлива вступил в строй в 1961 - 1962 гг. С 1987 по 1990 гг. сюда также доставлялось по железной дороге облученное топливо с Маяка, после того как там был остановлен радиохимический завод военного назначения. Эти опасные грузы (кроме облученного топлива с Маяка, на СХК регулярно прибывают контейнеры с переработанным ураном из Франции в соответствии с соглашением между французской фирмой КОЖЕМА и СХК на дообогащение облученного урана европейских АЭС на заводе по разделению изотопов) доставлялись по ветхой одноколейке, которая проходит в непосредственной близости от густонаселенных кварталов. Гамма-фон на поверхности вагонов достигал 1700 мкр/час. После аварии 1993 г. началось строительство новой обводной железнодорожной ветки на СХК в обход областного Томска.
Большая часть радиоактивных отходов на СХК представляет собой жидкие РАО радиохимического завода. Около 40 млн.куб.м отходов с общей активностью 1100 млн. Кюри было закачано под землю на глубину до 400 м с общей активностью 1100 млн. Кюри. Экспертные оценки показывают, что в этих отходах содержится до 200 кг плутония в химических соединениях. Геологические структуры не обеспечивают достаточной изоляции РАО от подземных водозаборов областного Томска. Часть жидких РАО сливалась в открытые водоемы (до 127 млн. Кюри долгоживущих радионуклидов и также большое количество плутония).
За время работы радиохимического завода на нем произошло несколько аварий, из которых 7 серьезных аварий сопровождались разрушением оборудования и загрязнением территории завода, а также самоподдерживающейся цепной реакцией.
9 апреля 1993 г. произошло разрушение технологического аппарата, а также части стены здания завода.
По счастливой случайности радиоактивное облако не накрыло областной Томск, а было отнесено в сторону. В результате сформировался радиоактивный след протяженностью 28 км при ширине б км. Пострадало несколько населенных пунктов. Больше всего пострадали от аварии дети и подростки. Врачи отмечали у обследованных детей носовые кровотечения, головокружения, обмороки, головную боль, тошноту, рвоту, диарею (в течение 2 месяцев после аварии). Учителя отмечали у детей ослабление внимания, памяти, утомляемость. Минатом признал бета-загрязнение области после аварии только после того, как местными специалистами по приглашению неправительственной экологической организации было проведено независимое обследование территории.
В 1990 гг. на СХК планировалось строительство федерального хранилища расщепляющихся материалов, высвобождающихся в результате процесса разоружения, в соответствии с Договорами СНВ-1 и СНВ-2, однако эти планы были изменены после массовых протестов общественности (строительство хранилища было перенесено на МАЯК).

Справка подготовлена в Центре ядерной экологии и энергетической политики Социально-экологического Союза

Тел./факс: 131-70-12,124-79-34, e-mail: seulydia@glas.apc.org

Плотность загрязнения цезием-137 территорий вокруг Сибирского
химического комбината (Томск-7) по данным Росгидромета, осень 1993 г.

Яблоков и др., 1995
Семь градаций загрязнения (в мКu/км2):

2000-1000; 1000-500; 500-300;
300-200; 200-150; 150-100; 100-60
 

Производственное объединение МАЯК
Справка
В ноябре 1945 г. началось строительство первого советского плутониевого предприятия МАЯК и закрытого города Челябинск-65 (с 1994 г. - Озерск). Как и в случае других предприятий ядерного военно-промышленного комплекса, при строительстве активно привлекался труд заключенных и военнослужащих. Первоначально в комплекс входили 5 реакторов для получения оружейного плутония (последний реактор остановлен в 1990 г.), реактор для получения изотопа плутония-238 (используется также в американских космических программах, действует до сих пор), радиохимический завод для выделения оружейного плутония (остановлен в 1987 г.). В 1977 г. был введен в эксплуатацию завод РТ-1 для переработки ОЯТ реакторов ВВЭР-440, реакторов на быстрых нейтронах отечественной конструкции, реакторов подводных атомных лодок.
В связи с тем, что обе ядерные сверхдержавы - СССР и США - соревновались в том, кто раньше и больше произведет атомных бомб, на МАЯКЕ придавали не очень большое значение радиоактивным отходам. В результате, жидкие радиоактивные отходы просто сбрасывались в естественные водоемы. С 1949 по 1956 гг. 76 млн. куб.м высокоактивных отходов были сброшены в реку Теча (система Исеть-Иртыш-Тобол-Обь). Тысячи жителей деревень и сел, расположенных на берегах Течи, заболели лучевой болезнью. Многие из них умерли, прежде чем было принято решение о переселении уцелевших. После стали использовать для сброса РАО расположенное на территории МАЯКА озеро Карачай. В результате озеро превратилось в отстойник радиоактивных отходов активностью 120 млн. Кюри по цезию-137, стронцию-90 и плутонию. Под озером образовалась огромная радиоактивная линза, которая со скоростью 80 м/год движется в сторону притока Течи - речки Мишеляк. На Тече была создана сеть водохранилищ, разделенных дамбами, призванных задерживать радионуклиды в донных отложениях и препятствовать их распространению в бассейне Оби.
В 1957 г. в связи с перебоями в охладительной системе контейнеров с высокоактивными отходами, вызванными аварийными отключеньями электричества, один из контейнеров взорвался. В результате в окружающую среду оказались выброшенными 20 млн. Кюри радиоактивности и был образован т.н. ВУРС (Восточно-Уральский Радиоактивный След) площадью 23 000 кв. км. Около 11 000 жителей были переселены.
Следующая авария случилась в 1967 г., когда в результате засухи радиоактивная пыль (600 Кюри) с пересохших берегов озера Карачай была рассеяна ураганом на расстоянии в 75 км от озера, приведя к загрязнению территории в 2 700 кв. км.
В настоящее время ведутся реабилитационные работы на озере Карачай, заключающиеся в заполнении озера полыми цементными блоками, предназначенными вобрать в себя радиоактивную грязь и удерживать ее от распространения. К сожалению, эти мероприятия не могут остановить расползание подземной радиоактивной линзы.
Радиохимический завод для переработки ОЯТ реакторов АЭС и атомных подводных лодок РТ-1 начал свою работу более 20 лет назад. За это время он загрязнил долгоживущими изотопами плутония обширные территории. Плутоний из МАЯКа, находят на расстоянии 300 км от завода.
В настоящее время МАЯК продолжает сбрасывать радиоактивные отходы в Карачай.
На МАЯКе работала печь по остекловыванию высокоактивных отходов, но в 1996 г. она была остановлена по требованию Госатомнадзора по причине истечения срока безопасной эксплуатации.
По данным местных экологических организаций, каждый третий житель Челябинской области пострадал от радиации, вызванной деятельностью ПО МАЯК.
В 1996 г. впервые в истории России было выиграно судебное дело, по которому ПО МАЯК должно заплатить 50 млн. (неденоминированных) руб. в качестве компенсации одной из семей дёр. Муслюмово, в которой родился ребенок с радиационными генетическими поражениями.

Справка подготовлена в Центре ядерной экологии и энергетической политики Социально-экологического Союза

Тел./факс 131-70-12, 124-79-34, e-mail: seulydia@glas.apc.org
 

Красноярский Горно-химический комбинат
Справка
Предприятие для производства оружейного плутония Красноярский Горнохимический комбинат (ГХК) и закрытый город Красноярск-26 (с 1994 г. - Железногорск) были построены по решению Совета министров СССР от 26 августа 1950 г. в 50 км от Красноярска на берегу великой сибирской реки Енисея. Для защиты от возможного удара с воздуха предприятие было построено на глубине 200 м под землей, в скальных породах (объем подземных помещений составляет около 7 миллионов куб.м). За 6-лет строительства в стройке участвовало более 70 тысяч заключенных и 135 тысяч военнослужащих.
Среди прочих предприятий, в состав комбината входят реакторный завод и завод по переработке облученного топлива с целью извлечения плутония. Реакторный завод первоначально состоял из 3 действующих реакторов, 2 из которых были прямоточными, т.е. для охлаждения их активных зон использовалась вода из Енисея, которая затем сбрасывалась обратно в Енисей. Радиоактивность этой воды достигала 3000 мкр/час (в 150-200 раз выше, чем естественный фон). В 1992 г. оба прямоточных реактора были остановлены. Третий реактор имеет замкнутый контур охлаждения и помимо плутония, производит тепло и электричество для Железногорска. В соответствии с российско-американским соглашением, он должен быть остановлен к 2000 г., однако, по-видимому, он будет работать, пока не построят замещающие мощности.
На радиохимическом заводе до сих пор происходит выделение плутония из облученного топлива. 21 сентября 1987 г. на заводе произошла серьезная авария, в результате которой оказались радиоактивно загрязнены дренажные проходы.
Радиоактивное загрязнение Енисея прослеживалось на расстоянии до 800 км от места сброса, а пойма и донные осадки загрязнены на расстоянии до 1500 км вниз от места расположения завода. Радиоактивность накапливается в водорослях и в рыбе, и может переноситься рыбой на сотни километров как вниз, так и вверх по Енисею.
За 30 лет работы ГКХ накоплено большое количество радиоактивных отходов (РАО). Высокоактивные отходы (200 млн. Кюри - 4 Чернобыля) хранятся в специальных емкостях-хранилищах в виде осадков. Кроме того, в бетонных резервуарах хранится 11 млн. Кюри среднеактивных отходов. На территории комбината имеются 4 бассейна-отстойника (более 700 тыс. куб.м) с содержанием радионуклидов в них до 32 тыс. Кюри. Помимо этого, в железобетонных и земляных сооружениях хранятся твердые РАО, активность которых неизвестна.
Основная масса жидких отходов, преимущественно средней и низкой активности, закачивалась (и продолжает закачиваться) в подземные горизонты на глубину от 150 до 500 м на т.н. полигоне Северный, находящемся на расстоянии 4-6 км от Енисея. Всего на полигоне Северный закачано около 4 млн. куб.м жидких РАО с общей активностью 700 млн. Кюри. В настоящее время подземная радиоактивная линза мигрирует в сторону притока Енисея - реки Большой Тель - со скоростью 300 м/год, и край линзы находится на расстоянии менее 2 км от реки.
Жидкие РАО подаются на полигон Северный по магистральному трубопроводу, вдоль которого выявлены локальные и площадные (до нескольких тысяч кв.м) участки радиоактивного загрязнения. Цезием-137 и плутоний-239, 240 присутствуют здесь в количествах, в сотни и тысячи раз превышающих уровни глобального выпадения. Доступ населения к участку магистрального трубопровода со стороны деревни Большой Балчуг и реки Енисей никак не ограничен.
В 1984 г. было начато строительство завода по переработке ОЯТ РТ-2 мощностью 1500 т урана в год. В связи с перестройкой, со снижением темпов развития атомной энергетики в стране, отсутствием финансовых средств и протестами населения строительство завода было приостановлено в 1990 г. К этому времени было построено не более 5 % всего объема завода РТ-2, в том числе хранилище отработавших тепловыделяющих сборок, рассчитанное на хранение 6000 тонн ОЯТ. К настоящему времени хранилище заполнено на одну треть сборками с ОЯТ реакторов ВВЭР-1000 из России и Украины. При заполнении хранилища его активность будет составлять 6 млрд. Кюри. С 1992 г. строительные работы на заводе РТ-2 выполняются в основном для предотвращения разрушения построенных зданий и сооружений. В комплекс РТ-2 входит тоннель под Енисеем протяженностью 2170 м, через который по трубопроводам должны были транспортироваться РАО (в том числе высокоактивные) для закачки на площадке 27, находящейся на противоположном берегу Енисея в 16 км от тоннеля (подготовлены 92 скважины, через которые жидкие РАО должны были закачиваться на глубину до 800 м).
Первоначальная сметная стоимость завода РТ-2 - 3 млрд. долларов, по экспертным оценкам - 5 млрд. долларов. После 30 лет работы он подлежит выводу из эксплуатации, аналогично отслужившим свой срок АЭС, с демонтажем и с захоронением тысяч тонн ядерных отходов всех видов.

Справка подготовлена в Центре ядерной экологии и энергетической политики Социально-экологического Союза

тел./факс 131-70-12, 124-79-34 e-mail: seulydia@glas.apc.org

 

Условная схема расположения г. Красноярска-26 и объектов ГХК

 
Thomas B. Cochran, Robert S. Norris, Oleg A. Bukharin. Making the Russian Bomb from Stalin to Yeltsin. Copyright © by Natural Resources Defense Council. Published in 1995 in the United States of America by Westview Press, Boulder, Colorado.
 

Схематический разрез полигона "Северный"

А - наблюдательные скважины (42 скважины)

Б - закачивание низкоактивных отходов (II горизонт),
7 нагнетательных скважин

В - закачивание отходов средней и высокой активности
(I горизонт), 4 нагнетательные скважины

Возврат на главную страницу.

Возврат в КУНСТКАМЕРУ.
Rambler's Top100